Газета «Вечный Зов»
электронная версия газеты
Начало
Карта сайта
Контакты
Архив

Номера газет:
2019 год
2018 год
2017 год
2016 год
2015 год
2014 год
2013 год
2012 год
2011 год
2010 год
2009 год
2008 год
2007 год
2006 год
2005 год
2004 год
2003 год
2002 год
2001 год
Пожертвование в пользу Фонда Альфа и Омега
Отзывы о газете

| К оглавлению | К предыдущей странице | К следующей странице |

Архимандрит Амвросий (Горелов):
«Если Бога нет в жизни, то смысла
в этой жизни никакого нет»



(Окончание. Начало в № за август-сентябрь 2019 г.)

Главное – это личная жизнь христиан

– В поездке по одной стране мы познакомились с молодым священником. Мы были свидетелями того, как по дороге в свой храм, он общался со своими прихожанами. Через каждые десять метров он останавливался и разговаривал с людьми, которые сидели за чашкой кофе. Он их всех знал и обращался: «Как ты решил свой вопрос?» И они все к нему: «Ой, отец такой-то…» Мы пообщались с ним. Он сказал, что сейчас у людей серьёзный дефицит общения, и поэтому нужно, чтобы священство стало ближе к народу. Надо, чтобы был такой епископ, который будет говорить с молодым человеком, сидящем на ступеньках церкви, о вере, о Христе. Он сказал, что чувствует это по тем молодым людям, которые ходят в храм. Им нужен такой простой доверительный разговор – от сердца к сердцу, а не попытка затащить силой в храм». Как вы это прокомментируете?
– Я думаю, что здесь можно провести аналогию с воспитанием в семье. Ведь это естественно, когда сами родители показывают пример своей жизнью. Никакая проповедь, никакие разговоры не помогут. Когда Господь явно присутствует в нашей жизни, это всё объясняет и расставляет на свои места. И множество примеров в истории именно таких. Я думаю, что самое главное – это личная жизнь христиан. В древности язычники, со стороны смотревшие на христиан, говорили: «Смотрите, как они любят друг друга!». Это сочетается со словами Христа: «Потому узнают, что вы мои ученики, если будете иметь любовь между собою». А если вы хоть какие-рассякие богословы, но друг с другом не можете найти общего языка и не имеете друг ко другу любви, то о чём разговор? Вот это нужно культивировать.

– Но для того, чтобы разговаривать в любви, нужна благодать?
– Благодать Божия – она постоянно изливается на нас. Если бы Господь прекратил это, у нас бы не было просто никаких сил к существованию. Другое дело, что мы сами не накапливаем её. Она проливается через нас как через рассохшуюся бочку, щели, в которой не заделаны и имя им – наши страсти. Они не позволяют нам накопить благодати Божией. Только что человек молился, только что причастился, только что чувствовал радость, мир душевный, спокойствие, простоту в общении, и раз – случилось осуждение. Даже не заметил. И всё сразу обыденным стало, всё неинтересно, уныло, скучно, серо. Лишь потому, что осудил! Вот оно! И всё утекло. Всё потерялось. Наше дело – трудиться заделывать все эти щели. Открываются – опять заделывать. Тогда мы можем накопить в себе благодать Духа Святого. То, о чём учил преподобный Серафим Саровский.

Без неё все наши труды смысл теряют. И в личной жизни, и в общественной. Всё, что имеет смысл, всё что действительно остаётся, зависит от этого – от стяжания благодати Святого Духа. Сколько дел было сделано во времена преподобного Серафима. Забыто всё, разрушено всё: и имена, и слова. А вот преподобный Серафим, который где-то там в лесу спасался, до соседней деревни Дивеево дойти не мог, он жив. И плодов это принесло массу.

Нет духовной жизни без личной ответственности

– Хотели спросить вас о роли женщины в сегодняшнем дне – и как матери, и как воспитателя. Женщина, как человек, воспринимается на Западе, как-то либерально. Ей, как человеку, право управления и право голоса даётся мужем. А жена начинает выправлять по-своему. Есть некоторая возможность сохранить ту иерархию, которая была при Ветхом Завете или нам действительно по-новому как-то надо всё выстраивать?
– При чём тут Ветхий Завет? Апостолом Павлом о жизни семейной настолько реально всё объяснено, что искать больше нечего. Я думаю, что, если в семье культивируется настоящая христианская любовь друг другу, если люди не начинают искать какие-то оправдания своим страстям, то всё естественным образом развивается. Другое дело если растёт самолюбие каждого, вот это собственное Я, и тогда это разрушительно. И апостол Павел становится мне понятным. Я-то монах, мне не к лицу учить семейных людей и вообще говорить на эту тему.

– Он же, святой Павел, сказал: «Глава жене муж, глава мужу Христос». Самим Богом дана эта иерархия.
– Все об этом знают, но почему-то вопросы возникают.

– В монастырь сейчас едет много семейных людей, которые пытаются найти, собрать, сохранить семью…
– Едут к монахам решать свои семейные проблемы. Вообще это странно, понимаете.

– Но они едут к тому источнику, который, как они считают, чистый. К роднику.
– Вы знаете, большинство людей ищут ответы и не способны взять ответственность на себя: «А мне батюшка сказал вот так вот. Я так и сделал. Всё. Что вы от меня хотите?» Вы знаете, это вообще в принципе не правильная установка у нас. Не только у нас. Отношение к духовнику. Не может в духовной жизни что-то быть без личной ответственности. Тот же самый Амвросий Оптинский говорил своим духовным чадам: «Если вы спрашиваете что-нибудь, и я вам говорю что-то, а вы не слушаетесь, противитесь, то я вам уступлю». Это естественно совершенно. Это закон Христов. В духовной жизни невозможно ничего без личной свободы и ответственности. Господь даёт нам заповедь! «Хотите – делайте». Полная свобода. Чёрное или белое. А люди этого не хотят. Никто не хочет ответственности: вот так мне сказали, вот так я и сделал. Всё.

Что случилось с Европой

– Вы много лет прожили в России, в Европе и на Кипре. Есть, на ваш взгляд, разность между мироощущением христианина в России и в Европе?
– Если говорить о Европе, то там люди живут абсолютно язычески. Хотя, я ошибаюсь: не язычески, а безбожно. Лет двадцать назад видел в одной газете статистику. Во Франции только 12 процентов населения религиозных граждан. То есть, 12 процентов – это католики, православные, иудеи, буддисты и все, все, все. Остальные 88 процентов – они абсолютно равнодушны ко всему. Тебя встречают, улыбаются, спрашивают, как ваши дела, как ваши дети. Но понятно, что людям вообще-то наплевать на ваши дела и на ваших детей. Люди утеряли всё богатство. Это когда-то христианские земли ведь. Всё потеряно абсолютно, забыто. И это рождает огромные духовные проблемы, которые так вот на улице не видно, но они существуют. Я помню прочитал, что во Франции, огромное количество людей заканчивают жизнь самоубийством. Только во Франции каждый год умирает десять тысяч человек от самоубийства. Десять тысяч человек за год – это получается каждые двадцать четыре часа двадцать семь человек! Понимаете? У множества этих людей есть всё: работа, деньги. И дети есть. И так вот они заканчивают жизнь! Это не естественно. Человек без Бога просто задыхается как рыба, вынутая из воды. Если Бога нет в жизни, то смысла в этой жизни никакого нет. Абсолютно. Другое дело, когда человек формально религиозен. Пусть он когда-то был крещён, но забыл об этом и за жизнь пару раз в церкви был. Но, в принципе, он может вернуться туда, он – оттуда. А другой человек родился и вырос в абсолютно атеистической среде. Он даже не знает, как обратиться к Небу. И это страшно.

– А причина такой потери в чём?
– В чём причина? Тот же самый дух мира сего. Бытует такое мнение, что якобы Россия испытывала страшный пресс большевиков, семьдесят лет советской власти, ставившей цель совершенное разрушение церкви. Никита Хрущёв говорил: «Я вам последнего попа покажу». Греция, в которой четыреста лет правили турки и уничтожали церковь. А Европа якобы жила тихо-мирно. Я думаю, что это в принципе не верно. Европа испытала на себе гораздо большие разрушительные силы. Весь восемнадцатый, девятнадцатый век – это была открытая церковно-политическая война между католической церковью и масонами. Единственной силой в Европе, которая противостояла масонским ложам, была католическая церковь, больше никто. И папы римские, епископы, они были настолько наивны, что у ставленников в священники требовали подписки, что они не входят в эти организации и не разделяют их мнения. Бумажка такая. Как будто этим людям было трудно сказать неправду.

И в России это было. Во времена Серафима Саровского, тот же самый Николай Мотовилов – двадцать лет не мог устроиться на работу. По той простой причине, что он активно выражался против масонов. Не помните это?

– Да, и у нас такое было…
– Девятнадцатилетний парень закончил университет, и вот при встрече с каким-то губернатором он выразился недвусмысленно против масонских организаций. А этот человек и был как раз одним из крупнейших масонов. Тогда вся Россия была заполнена этими людьми. Какой-нибудь периферийный губернатор мог послать депешу министру внутренних дел, который находился ниже в этой организации, что ему нужно делать. Всё это управлялось невидимой сетью. И вот на жизни и карьере Николая Мотовилова был поставлен жирный крест. Двадцать лет он не мог устроиться ни на какую работу. Но в России этой организации всё-таки труднее было. В Европе, там было всё более организовано.

– Сейчас насколько сильна эта организация?
– Я, знаете, не любитель разговоров про жидомасонов. Но говорить, что этого нет – нельзя. Не случайно все американские президенты состоят в этой организации. Единственный кто не состоял, а христианином был –Кеннеди, но он и закончил печально.

– Мы, кстати, были в своё время в столице масонов. Это в Александрии, под Вашингтоном. Она же выстроена по принципу масонского символизма. И там башня, все этажи которой посвящены этой организации, разным формам её благотворительной деятельности.
– Я думаю, что все эти символизмы уже в прошлом. Теперь многие люди, я думаю, даже не подозревают, что находятся на службе этой организации. Сеть так устроена.

Россия – последний бастион православия

– Официальное количество масонов в Америке девять миллионов. По крайней мере по их сведениям. Фактически ни одна значимая политическая карьера в любом регионе Соединённых Штатов, даже успешное ведение дел, без поддержки братства невозможна. Получается, что весь исторический путь восемнадцатого – девятнадцатого веков и даже, может быть, начало семнадцатого, который принято у нас в истории называть «веком буржуазных революций», прогрессом историческим, он фактически был процессом разрушения веры.
– Процессом разрушения церкви. Да-да.

– Духовного разрушения в том числе и нашей культуры…
– Всего того, что потом пришло в Россию. Оно же пришло именно оттуда. Те же самые слова, те же самые темы, те же самые способы. Всё то же самое.

– Сегодня многие говорят, что Россия является на сегодняшний день последним бастионом православия, защитником православной веры.
– Конечно, а как же. Больше не видится других бастионов.

– А Грузия?
– И Грузия тоже. Но Грузия всё-таки маленькая страна. Есть и Грузия, и Сербия, и Болгария, и другие маленькие страны. Но видите, сейчас так много зависит от политики. Такое двуличие. Для церкви это большое искушение. Вот, например, ситуация на Кипре, в маленькой стране. Когда-то здесь было латинократье, правили римские папы. Франкократье – французы правили. Туркократье – турки правили. А теперь вот всем правят деньги. И это везде абсолютно. К сожалению, в большинстве стран, даже православных, правящая верхушка – она очень формально исповедует христианство. Что в Греции, что в той же Болгарии. И если исповедует, то это только формально, напоказ. Я думаю, что Россия – единственная, у кого есть возможность и силы способствовать нормализации духовной атмосферы в стране.

Бог будет всех судить по-разному

– Возьмём ещё такой момент. Говорят, каждый человек должен спасаться на своём месте. Своим подвигом, своим примером показывать образ христианской любви. Но, возвращаясь к евангельскому слову, Господь сказал: «Вас мало и будет мало» («Не бойся, малое стадо!»). И в то же время Господь всем хочет спасения. Но по этому слову получается, что это спасение – оно не для каждого. Оно только для малого количества. А какой же цели тогда служат остальные 88 процентов атеистически настроенных французов?
– Господь предупреждает о том, что тесен путь, ведущий в жизнь вечную и пространны врата, ведущие в погибель. Мало кто находит эти узкие врата. Но, во всяком случае, всё это в нашей воле. Если кто-то не нашёл их, то винить ему некого кроме себя, своего самолюбия и любви к миру сему. Всем даны заповеди Божии. Хотите жить? Вот вам заповеди. Хотите чего-то другого – у вас есть полная свобода. Другое дело, что существует милосердие Божие. Как Господь будет судить нас, только Он может знать. Я не думаю, что Он всех будет судить одинаково. Одного старца спросили на эту тему: «Как будет суд происходить?» А он привёл такой пример. На базаре когда-то продавали людей. Продавалось две девочки маленькие пяти лет. Пришла одна женщина богатая, христианка, и купила одну. Она вырастила её доброй, привила с детства христианские добродетели. А вторую девочку купила другая женщина, которая научила её с самых детских лет всему дурному, всем страстям и порокам. И научила служить этим порокам. Как вот Господь будет судить их? Ни у той, ни у другой произволения не было. Это то, что зависит только от Господа. Как Он на нас будет смотреть? Я не думаю, что люди, которые поддавались одним и тем же искушениям тысячу лет назад и сейчас, они будут судимы одинаково.

Вели беседу Владимир Косачёв и Сергей Романов
Фотографии Сергея Романова и http://agiosserafim.org


| К оглавлению | К предыдущей странице | К следующей странице |

Спаси вас Господи!

Все права на материалы, находящиеся на сайте VZOV.RU, охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, об авторском праве и смежных правах. При любом использовании материалов сайта и сателлитных проектов, гиперссылка (hyperlink) на VZOV.RU обязательна.

Адрес электронной почты редакции газеты: mail@vzov.ru

©VZOV.RU, 2001—2019

Начало   Карта сайта   Контакты   Архив   Наверх