| К оглавлению | К предыдущей странице | К следующей странице |

В одну из ночей приснился ей владыка Алексий


РЕДАКЦИЯ ПУБЛИКУЕТ НОВЫЙ РАССКАЗ православного писателя, иконописца и певчего Свято-Иоанновского монастыря на Карповке иеродиакона Никона (Муртазова)



Прошёл год, как после трёхдневного молитвенного затвора улеглись в монастыре волнения. Блаженная мать Екатерина, отец Пётр и сёстры, севшие было на свои чемоданы, вновь с любовью приступили к обычным послушаниям. Все благодарили Царицу Небесную за спасение обители от закрытия.

Уже не звонили колокола на привратной звоннице. Надолго закрылось окно колокольни, через которое на всю окрестность разносился этот Божий глас. Было запрещено возвещать истину Небес и созывать людей на молитву по воле игумении. Требовалось разрешение местных властей. Те говорили, что звон нарушает покой больных, но на самом деле звон раздражал хозяина больницы, разместившейся в бывшей монастырской гостинице.

Сестры смирялись. Вставали и уходили на службу по келейным будильникам и по зову сердца. Вставала и Раиса, новая насельница, молодая, пока даже ещё и не послушница, месяц назад приехавшая сюда из далеких Чебоксар. Там Раиса работала поваром. Никто лучше неё не умел готовить, но некоторые, зная её религиозность, не любили девушку. Сначала между собой, а потом и при всех выражали неприязнь: «Не будем есть из её рук».

Пришлось Раисе уйти с работы. Живя под благодатным покровом, загорелась девица желанием посвятить себя Богу, Которого возлюбила всей душой. Действующих монастырей в те годы было мало. Услышала она, что есть в Эстонии женский монастырь, куда паломники ездили со всех сторон, в том числе и из Чувашии. Благословившись у родителей и у местного батюшки, отправилась Раиса в далёкий путь.

Матушка игумения приняла девушку с любовью. Сестёр в монастыре было мало, да и те в большинстве старые, немощные. «Пусть потрудится на послушании хотя бы три месяца, — решила игумения, — а там видно будет». Поселили Раису на скотном дворе. В трудах время прошло незаметно, уезжать не хотелось, и девушка старалась не думать о расставании с обителью и возвращении в Чебоксары. «Нам нравится эта послушница, — говорили старшие сёстры игумении. — Как бы нам прописать её в монастыре?»

Когда душа нашла своё место и выбрала жизненный путь, любое послушание приносит благодатную радость. Она предается воле Божией, а от своей воли отказывается ради Христа. Рая чувствовала себя в монастыре, словно в земном раю.

Живя в миру, трудно исполнять заповеди Божии христианину. Самые ревностные о спасении своей души уходили из мира в пустыни, леса и горы, чтобы там, живя в уединении, научиться безмолвию, посту и целомудрию. Такое подвижническое отшельничество доступно далеко не всем, и постепенно отшельники объединялись под началом опытного старца — игумена. Так созидались монастыри.

Три обета даёт монах Богу: целомудрия — отсечения злых помыслов, нестяжания — добровольной нищеты, послушания — отсечения своей воли и предания её воле Божией. Этим самым он усыновляет себя Христу. Когда человек начинает жить под благодатью Святого Духа, весь мир для него становится раем. Потому и сказано в Писании, что «Царство Божие внутри вас есть».

Раиса любила сестёр, животных, природу, храм. Ей казалось, что даже солнце светит и греет здесь по-иному, оживотворяя землю. Так, под покровом Царицы Небесной, прожила она полгода. Но однажды игумения вызвала девушку к себе и сказала: «Тебе пора ехать домой. Потому что больше оставаться в монастыре нельзя. Ты хорошо потрудилась в обители Божией Матери, и Она Сама управит твой путь. Молись за нас, не забывай, приезжай. Сёстрам ты понравилась, но ничего не поделаешь — против закона идти нельзя». Игумения Ангелина хорошо знала, что прописывать новых сестёр, особенно молодых, было трудно, но всё же благословила сходить в паспортный стол. В прописке Раисе отказали.

Для девушки отказ оказался страшным ударом. Она зарыдала и упала в ноги игумении, которая тоже заплакала. Опечаленная Рая стала готовиться к отъезду. В одну из ночей приснился ей владыка Алексий, тогда только-только принявший Эстонскую кафедру, — ныне покойный Патриарх. Владыка спросил Раю: «Ты помнишь молитву “К кому возопию, Владычице”»? — «Нет, не знаю», — ответила Раиса. — «Выучи её и молись Царице Небесной. Она заступит и возьмёт тебя в Свою обитель». Возрадовавшись от виденного, Раиса переписала у сестёр молитву и стала читать. Слёзы градом лились из глаз, и Матерь Божия услышала молитву, внушив мысль матушке игумении ещё раз зайти в паспортный стол.

На этот раз к Раисе отнеслись очень хорошо, даже ласково. «Пропиши её, Иван Семёныч, — снисходительно сказала женщина в погонах, — она всё равно сбежит от тяжёлой монастырской работы». И Раису прописали в Пюхтице. Здесь у неё открылись новые дарования. Она стала певчей, а потом и регентом. Напрасно ждала та женщина в погонах побега молодой девчонки, которая приняла постриг с именем Руфина. Её трудолюбивые руки и звонкий голос неустанно славят Царицу Небесную.

| К оглавлению | К предыдущей странице | К следующей странице |