| К оглавлению | К предыдущей странице | К следующей странице |

Иван Дроздов: «Русский человек — большой оригинал!»


ОБ ЭТОМ ЧЕЛОВЕКЕ МЫ УЖЕ ПИСАЛИ В ГАЗЕТЕ. Иван Дроздов — известный русский журналист и писатель, автор множества статей и романов, кавалер боевых орденов и медалей, руководитель трезвеннического движения «За трезвость нашего народа», академик, вице-президент Славянской академии. О таких сейчас говорят: человек-эпоха. Иван Владимирович пережил разные периоды жизни нашей страны, прошёл много испытаний, но остался Человеком. Человеком с острым зрением, ярким писательским даром и обострённым чувством патриотизма. Не так давно ему исполнилось 95 лет. Несмотря на свой возраст, душа его всё так же молода. А сердце всё также любит Россию, страну, которой он посвятил всю свою жизнь.



«Для меня смерти нет!»


— Иван Владимирович, скажите, кто были ваши родители?

— Они у меня крестьяне. Семья была большая и дружная. В возрасте восьми лет вместе со старшим братом и сестрой мы поехали в Сталинград на строительство тракторного завода.

— Вы родились в верующей семье или обрели веру уже потом?

— Думаю, я верующим родился. С самого младенчества слышал о Боге, что Он милостив и терпелив, что нельзя гневить Бога, всуе вспоминать о Нём. Отношение к Богу во мне воспитывалось всей средой, в которой я жил и в которой явился на свет. Я очень счастлив, что вырос среди простых людей.

— А кто такой Бог для вас?

— Для меня Бог — очень светлое понятие, Он Тот, Кто существовал прежде, чем я явился на свет. Бог — это самое красивое, самое великое, самое надёжное Существо на Земле и на Небе — вот что это для меня такое!

— А что вы думаете о жизни вечной? О жизни после смерти?

— Что я думаю о смерти? Для меня её нет, и не может быть. Бог не мог этого допустить. Мы скинем тело, а наш дух всё равно останется жить. И потом, как я могу сказать, что меня не будет, когда в самом главном музее Великой Отечественной войны в Москве уже 50 лет стоит мой бронзовый бюст? Как же я могу сказать, что нет Бога, когда Он меня помнит, и я Его знаю, и Он ко мне хорошо относится? Сколько писем мы получаем с дочерью на мои статьи и книги, сколько отзывов со всего мира. Это удивительно!

«Я служу народу творчеством!»


И. В. ДРОЗДОВ и его романы
И. В. ДРОЗДОВ и его романы

— А как часто вы бываете в церкви?
— Я человек не только верующий, а даже воцерковлённый, и с удовольствием при случае бываю в церкви. К сожалению, здоровье уже не то, не всегда есть возможность прийти, побывать среди дорогих людей и образов.

— Я читал о вас, что вы жили в селе, где жил писатель Слепцов?

— Я родился в селе Слепцовке Пензенской области. Слепцовка названа по имени барина Слепцова Василия Алексеевича, барин был писатель.

Уже потом, когда я жил в Ленинграде, я увидел в книжном магазине его книжку, купил и прочитал с удовольствием. Но сказать, что она меня как-то сильно тронула, нет. Это очерки о крестьянах, о жизни крестьян. Он красиво писал о русских, он любил Россию. Но серьёзного писателя из него всё-таки не получилось, я так понимаю.

С КНИГОИЗДАТЕЛЕМ Дмитрием Пташкиным
С КНИГОИЗДАТЕЛЕМ Дмитрием Пташкиным

— Иван Владимирович, а что такое для вас счастье?

— Это очень интересный вопрос. Я вам скажу, нет дня, чтобы я мельком не подумал о счастье. Счастье — это когда ты нужен народу, когда ты что-то сделал или делаешь для людей. Это вот и есть счастье. Я служу своему народу творчеством!

— Тогда вы счастливый человек?

— Да, потому я считаю себя счастливым. Ещё у меня дочь очень хорошая, у меня все внуки хорошие. Я не заношусь тем, что я больно счастливый. Мне счастье природа дала вместе с возможностью трудиться. Работай, тогда ты почувствуешь счастье! Если бы я не работал, я бы не написал столько книг и не был бы счастливым! Но они есть, их читают, даже одна девочка из Америки на днях прислала моей внучке письмо: «Я хочу иметь все книжки вашего деда». Вот оно — счастье!

Был референтом Василия Сталина


КАПИТАН И. В. Дроздов
КАПИТАН И. В. Дроздов
— Вы по натуре оптимист, а вот сейчас в наше время много пессимизма. Откуда вы черпаете жизнерадостность?

— Жизнерадостность — это в природе моего народа. Каждый народ имеет свою религию, философию, литературу, и своих умников, и святых. Я считаю, что я далёк от понимания характера других народов, но зато люблю всё, что относится к русским. Как я уже сказал, я получаю много откликов на мои книги. Мною написаны 22 романа, а также мне пришлось многим помочь написать свои книги. Недаром академик Углов, уходя из жизни, за три дня до смерти сказал: «Иван Владимирович Дроздов — это мой литературный отец!»

— Я узнал из вашей биографии, что вы были референтом Василия Иосифовича Сталина, сына вождя. Это так?

— Да. Есть роман, в котором я подробно всё описал. Я помогал ему писать книгу. Два раза в неделю я приходил к нему на два часа. Когда умер его отец, Иосиф Виссарионович, Хрущёв и члены Политбюро решили его удалить подальше от себя. Они хотели послать его в Грузию. А он говорит: «Куда угодно, только не в Грузию!» И его послали в Казань, где он спился и вскоре умер.

— Говорят, он пил ещё до ссылки?

И. В. Дроздов c женой Надеждой и академик Ф. Г. Углов с супругой
И. В. Дроздов c женой Надеждой и академик Ф. Г. Углов с супругой

— Попивал. Все люди моего поколения попивали. Если кто-то где-то возвысился, его угощали. Я был долго корреспондентом правительственной газеты «Известия», ездил на Урал, Донбасс, жил и работал там по три года. Так представляете, я приезжаю куда-нибудь, а там стол накрыт. Я должен был стать пьяницей, как и большинство моих сверстников. Но скажу не ради хвастовства, что я не пил и не пью до сих пор. Когда меня угощали, я только пригублял. Один секретарь горкома сказал: «Вы не пригубляйте, мы знаем, что вы всё равно не пьёте». А я говорю: «Неудобно, вы же поднимаете тост».

Борьба с пьянством — святое дело!


С ПИСАТЕЛЕМ И. В. Шевцовым и поэтом В. И. Фирсовым
С ПИСАТЕЛЕМ И. В. Шевцовым и поэтом В. И. Фирсовым
— Вы, наверное, поэтому такую долгую жизнь прожили — 95 лет, что вы даже не употребляли спиртное?

— Я спиртное не употреблял и не курил. Также я неконфликтный человек. Однажды правдисты, работники редакции газеты «Правда», спросили меня: «У тебя есть друг, мы считаем его великим человеком». (Они действительно считали Углова большим человеком). «Какая у него самая главная черта? Узнайте и скажите нам!» Я говорю Фёдору Григорьевичу: «Фёдор Григорьевич, скажите, что у вас главное?» Он долго смотрел на меня и говорит: «Главное — не пылить». Я вздрогнул даже: «А что такое не пылить?» — «Не пылить — это значит, скандалы не заводить, голос не повышать, не оскорблять словом и даже тоном». Слово — это страшная штука, а у нас не обращают на это внимания. Начинают орать, поднимают скандалы! Не должно быть скандалов между родственниками, вообще — между друзьями, знакомыми. Тон разговора должен быть дружеский, какой у нас заведён, не надо его не менять, Боже упаси допускать грубости в тоне!

— А как вы познакомились с академиком Угловым? Вы с ним дружили?

— Мы с ним были большие друзья, как родные люди, потому что он пришёл в редакцию и сказал: «Есть очерк для вас» — и показал. А там говорилось о пьянстве, очень актуальная была статья. Он, как и я, проповедовал трезвость.

— У вас есть роман «Унесённые водкой», почему лично вам эта тема важна?

— Она для мне важна, потому что я смолоду понял, что самая страшная беда для русского народа — это рюмка. Так оно и до сих пор есть, рюмка — страшная беда! Поэтому борьба с пьянством — это святое дело. Это высокая, благородная миссия. Я беспощаден к пьянству, все знают, как я к этому отношусь!

Русский человек не злой!


С ДОЧЕРЬЮ Светланой
С ДОЧЕРЬЮ Светланой

— Для вас очень важны темы космополитизма и национализма, почему?

— Космополитизм — это обратная сторона национализма. Для меня и то, и другое неприемлемо. Почему? Потому что обидеть человека даже взглядом или словом только за то, что он не твоей национальности — это то, что может быть самое дурное в человеке. Я не националист, я интернационалист в самом глубочайшем понимании этого слова, я за то, чтобы всех уважать одинаково. Иногда я встречаю людей, не любящих меня. Я замолкаю, но я никогда ничего такому человеку не скажу. Не любишь русских — что, я буду выпрашивать твоей любви? А я к тебе отношусь как ко всем, одинаково!

— Иван Владимирович, а что в вашем понимании быть русским человеком?

— Быть русским — это абсолютно конкретное и своеобразное понятие, русского человека видно по внешности. Лицо у него такое универсально приятное! Глаза, щёки, прочее — всё это очень мягко, красиво, но самое главное, он не злой. Русский человек никогда не обижает людей по национальности. Если кто наоборот считает, то это его дело, но это ложь большая. Самое великое качество русского человека — что он одинаково уважает русского, японца и китайца, любого! Я был в Китае, был в Японии. Японцы больше всего требуют особого отношения, они занеслись: мол, они самые талантливые, у них открытий много! Они хвастаются этим, а я молчу по этому поводу. Русский народ тоже, бывает, заносит, мне это не нравится. Ты будь талантлив и сознавай, что ты талантлив, но не будь заносчив.

С ПРАВНУКОМ Максимом
С ПРАВНУКОМ Максимом

— У вас есть роман «Мать Россия, прости меня грешного». Вы олицетворяете Родину с матерью, но для многих это не тождественные понятия.

— Это их дело. У меня все деды, мать, отец и я — на русской земле родились, я русский, русская фамилия, да ещё и Иван в придачу!

— А какую вы оценку дали бы происходящему в России? На ваш взгляд, мы возрождаемся или деградируем?

— Могу сказать, что я далёк от восхищения. А сказать что-нибудь большее — надо знать много. Я далёк от власти, я не знаю людей власти. Не знаю почему, но Россия идёт одновременно и вперёд, и назад.

— Как вы думаете, когда придёт последний час, а все мы смертны, с чем вы предстанете перед Богом?

— Двумя словами на этот вопрос не ответишь.

— Что бы вы сказали молодому человеку, который задаёт вопрос: «Для чего мне жить?»

— Для этого есть товарищи, родственники, есть родители, поэтому их внимательно нужно слушать. Что они тебе говорят, что думают о тебе? Может быть, они какой-то талант в тебе заметили. Нужно сблизиться с талантливым человеком и разузнать правду о себе. Нужно держать себя в стадии изучения: что ты из себя представляешь, какие у тебя особенности? Может быть, ты умеешь петь, танцевать? Важно понять, какое в тебе есть зёрнышко. Я думаю, Бог зародил во мне зёрнышко писательства. Писатель — это не просто умный человек, а умеющий умно сказать о жизни. А если он талантливо и красиво скажет об этом, то тут уже пахнет поэзией. А поэзия — это высшее, высшее...

Дружу с монахами


ВО ВРЕМЯ творческой встречи в «Буквоеде»
ВО ВРЕМЯ творческой встречи в «Буквоеде»

— А из священников вы сейчас с кем-то общаетесь?

— Священники у меня в большом почёте. Это особые люди. Я дружу с монахами. Монахи, они себя насильно отрывают от обычной жизни и приобщают к чему-то высокому, необычному, красивому. Я очень уважаю архимандрита Адриана (Кирсанова). Я с ним в хороших отношениях. Не все, наверное, знают, что я в Академии работаю до сих пор, пожизненно я — вице-президент Международной Славянской Академии. Почему пожизненно? Если ты до 80 лет дошлёпал, и пинка не дали тебе, то ты остаёшься почётным. Вот я таким почётным оказался. Это, конечно, очень большая такая должность, такое положение! Но тут я пошёл уже хвастать, по-моему. Скажу лучше об отце Адриане. Старец Адриан — это второй авторитет Псково-Печерского монастыря. Первый был — отец Иоанн Крестьянкин. И когда президент приехал в монастырь, он пошёл к отцу Иоанну.

— А вы для себя сделали вывод, почему люди уходят в монастырь?

— Они освобождают себя для духовной жизни. Они посвящают всю жизнь Богу.

— Просто не все одобряют такие поступки, некоторые их осуждают.

— Я не знаю, видимо, желание себя из жизни выключить, из общей жизни — является их целью. Они полностью посвящают себя духовной жизни.

Важно приближаться к Богу!


С ВЛАДИМИРОМ ЖДАНОВЫМ и Валерием Мелехиным
С ВЛАДИМИРОМ ЖДАНОВЫМ и Валерием Мелехиным

— Хотел спросить, а что бы вы могли пожелать нашим читателям, исходя из вашего жизненного опыта, из того, что вы уже пережили?

— Трудный вопрос, я бы сказал. Как человеку стать спокойным, стать счастливым? Может быть, действительно, постараться обрести веру — я говорю о тех, кто не живёт по вере, кто пока Бога не знает. Если человек далёк от Бога, надо к Нему приближаться. Без этого человек полностью счастливым стать не может.

— Получается, нужно искать Бога, а ищущий, сказано, находит?

— Нужно с умными людьми общаться, слушать умных людей, находить мудрых писателей, талантливых поэтов, состоявшихся людей, интересные личности. А если вас никто не интересует, у вас ничего в жизни не получится. И как только вы сделаете первый шаг, то вы уже другой человек. Идите всю жизнь к Богу!

— Иван Владимирович, спасибо за беседу. Мы желаем вам много сил, чтобы жить долго, потому что вы нам нужны и как человек, и как писатель, и мы хотим вам пожелать самого доброго!

Вёл беседу Сергей РОМАНОВ
Фотографии из архива И. Дроздова




P. S. Приобрести книги И. В. Дроздова можно, зайдя на его официальный сайт http: ivandrozdov.com

| К оглавлению | К предыдущей странице | К следующей странице |