Газета «Вечный Зов»
электронная версия газеты
Начало
Карта сайта
Контакты
Архив

Номера газет:
2019 год
2018 год
2017 год
2016 год
2015 год
2014 год
2013 год
2012 год
2011 год
2010 год
2009 год
2008 год
2007 год
2006 год
2005 год
2004 год
2003 год
2002 год
2001 год
Пожертвование в пользу Фонда Альфа и Омега
Отзывы о газете

| К оглавлению | К предыдущей странице | К следующей странице |

«Я умру, грешный, вы в своих молитвах не забывайте!»

Рассказ о тульских праведниках

Раньше не думал, что благочестивые люди, настоящие подвижники и молитвенники, так близки нашей семье. Прежде это была одна из закрытых тем, вероятно, по причине того, что в советское время говорить о вере в Бога старались осторожно. Но и сейчас лишь отрывочные разговоры доходят до меня – не всё сохранилось в памяти людей. И вот, как следует помолившись, я принялся за поиски сведений о них.

Духовное завещание старца

Одна из немногих сохранившихся фотографий старца Сергия
Одна из немногих сохранившихся фотографий старца Сергия

Среди семейных реликвий у нас хранится купюра достоинством в три червонца, выпущенная до Великой Отечественной войны. Её дал моему деду старец Сергий – Сергей Фёдорович Борисов, покоящийся ныне на Всехсвятском кладбище города Тулы. Это было перед отправкой деда на фронт. Долго молился старец и, передавая деду купюру, сказал: «Будешь тяжело ранен, но домой вернёшься!»

Другой случай записан со слов бабушки. Её мать привела к старцу одну из болящих дочерей. Оказавшись в соседней комнате для ожидания, дочь отметила: «Какие красивые напольные часы у него. Наверное, богатые люди подарили». Когда она вошла к старцу, он сказал ей: «Видала, какие часы стоят? Богатые люди подарили...» Но принял ласково, подал духовные советы.

Оказалось также, что и жили мы на одной из улиц частного сектора недалеко от дома, в котором жил старец Сергий. Заглянул я туда. Владелица соседнего дома, которой сейчас за восемьдесят, говорит: «Мне было восемнадцать, когда мы въехали сюда в 1945 году. Конечно, ходили к старцу Сергию древние старички и старушки, но ничего рассказать не могу. Тогда я больше занималась хозяйством и огородом, а всё это считала пережитком старины, вот и не обращала внимания».

Тогда я направился в Свято-Ильинский храм, единственный в нашем городе не ушедший после революции в обновленческий раскол. Здесь старец молился, а в притворе в папке лежат распечатанные материалы по истории храма и приходской жизни.

«Я работаю тут первый день и ничего сказать не могу, – говорит мне пожилая женщина за свечным ящиком». Оно и понятно – старец Сергий Борисов к лику святых не причислен, а народное предание интересует не всех. Да и мне самому пришлось бы долго мыкаться, как слепому котёнку, в поисках информации о нём, если бы не помогли добрые люди. В мои руки попал журнал «Тульские епархиальные ведомости» № 1 (27) за 1999-й год с последней частью статьи, рассказывающей о духовных чадах старца Сергия, о том, как приходилось старцу прятаться от преследования безбожных властей в последние годы своей земной жизни. Было там напечатано и его духовное завещание, составленное в стихотворной форме. Вот отрывок из него:

«Я умру, грешный, вы в своих молитвах не забывайте!
Друг друга любите, к отягощённым, скорбным ходите,
Ласковые, добрые слова им носите,
В скорбях им хоть словом помогите.
Как можно чаще пред Господом вздыхайте,
За грехи свои слёзы проливайте.
Кто чем обидел – забывайте,
Добрым словом или добрым делом им воздавайте…»


«Что с Серёжкой? Ай, шутит?»

В том же журнале говорится, что сохранился целый архив семейства Макаевых, на который можно опираться при обсуждении вопроса о будущем прославлении старца хотя бы в лике местно чтимых святых. Пусть этот процесс труден и требует определённых затрат времени и сил, но всё вполне решаемо.

Родился старец в 1853-м году в селе Павшино. В молодости он ходил к старцу преподобному Амвросию Оптинскому, просил его благословения стать монахом. Но старец Амвросий не благословил его жить в монастыре и, испытывая его смирение, дал послушание на два года: каждому встречному поклон давать поясной, а где несколько человек – поклон земной. Первое время в деревне недоумевали: «Что с Серёжкой? Ай, шутит?» Но потом стало ясно – не шутит. Стала вся деревня над ним смеяться, издеваться. Но и через два года надежде о монашестве не суждено было осуществиться. «Будешь жить в миру. Очень ты нужен людям, а ещё больше будешь нужен, когда придут времена испытания веры», – определил его поприще святой оптинский старец.

Так и получилось. Вернувшись в свою деревню, Сергей зажил скромно, как все. Но вскоре к нему стали за духовным утешением приходить всё больше людей. В 1930-е годы старец Сергий был арестован и какой-то срок провёл в заключении. После лагерей он не стал возвращаться в родное село, а жил в Туле. Умер старец Сергий в 1946-м году.

Сбежала из-под венца

Те же добрые люди, давшие журнал со статьёй о старце Сергии Борисове, предоставили мне работу протоиерея Игоря Корейши «О почитании православными верующими подвижников благочестия XX столетия», написанную в 2005-2006-х годах. В работе рассказывается о Евдокии Ивановне Кудрявцевой, известной в народе как Дуняша, старица Евдокия. Здесь имеется серьёзное богословское обоснование для её канонизации, снабжённое народными рассказами о ней, произнесёнными перед Крестом и Евангелием.
Могила блаженной Дуняши
Могила блаженной Дуняши

Родилась Евдокия Ивановна в деревне Старая Колпа, что неподалёку от Ясной Поляны, годы жизни: 1886–1979 гг., последние из них она провела в психиатрической больнице неподалёку от города Советска, что в Щекинском районе Тульской области. Из-за иносказательных речей и непонятных для многих действий ей приходилось бывать в психиатрических больницах и интернатах.

В молодости Евдокию хотели насильно выдать замуж за нелюбимого человека, но она сбежала из-под венца, кинулась в ледяную воду осеннего пруда, и потом её видели идущей босой по лесу. Так начался её подвиг. Замужество, рождение или болезнь детей, уход в иной мир, попечение об учёбе и работе – вот круг вопросов, с которыми к ней обращались и получали совет. Самой же ей приходилось жить, где придется – в пригородных деревнях, прятаться в городских квартирах. Молилась она в храме Двенадцати Апостолов. О родителях Евдокии ничего неизвестно, хотя многие жития святых показывают – хотя бы один из них был благочестивым верующим человеком.

«Ограбили! Пирожка не дали...»

А вот рассказы, не попавшие в труд протоиерея Игоря Корейши, но полученные из весьма достоверных источников.

Многодетная бабушка одного из моих знакомых вскоре после установления советской власти купила в Москве семнадцать пар калош, надеясь перепродать их в Туле по более высокой цене, – надо было кормить детей. Уже с московского вокзала за ней начал следить сотрудник НКВД, задержал её возле дома и отобрал покупку – так в то время боролись со спекуляцией. День спустя к бабушке подошла Дуняша со словами: «Ограбили!» – «Кто?» – поинтересовалась та. И Дуняша стала рассказывать все подробности произошедшего, пересказала и её мысли.

В другой раз бабушка напекла изо всей муки, что имелась дома, пирогов и стала распределять их среди родных и знакомых. Хотела оделить ими и Дуняшу, но тогда не хватило бы другим... Тогда старица вновь подошла к ней со словами: «Ограбили! Пирожка не дали...» И рассказала ей все подробности. С тех пор её, женщину с крупными грубоватыми чертами лица, стали побаиваться в семье.

А вот ещё один рассказ о Дуняше. «Как-то моя мать пошла по делам, а навстречу ей идёт Дуняша», – рассказал мне один пожилой человек. – “Тебе не по делам надо идти, а дома сидеть, пироги печь. Гости у тебя сегодня будут”, – говорит она моей матери. Мать не придала этому значения, а ночью в окно постучали. Это оказался призванный на войну отец – их часть разместилась неподалёку, и он отпросился у командира на побывку».

Другой раз мать полоскала бельё на речке, а идущая мимо Дуняша неожиданно прыгнула в воду и переплыла реку. Вскоре семья получила похоронку, сообщающую о гибели брата во время форсирования Днепра. А потом приболел и я – несколько дней не ел и был на грани смерти. Идущая мимо Дуняша сказала матери: «Иди кормить ребёнка». – «Так он же не ест ничего», – ответила она. «Иди и корми, – настаивала Дуняша. – И скажи ему, что на Пасху я дам ему золотое яичко». Мать вернулась в дом, наварила каши, и я поел. Здоровье моё стало налаживаться, а к Дуняше я попал спустя много лет – на её могилку. Как раз на Пасху было. Был спокойный светлый день, но тут по земле пошёл лёгкий ветерок, как бы открывший травку на могилке. В травке я увидел принесённые ей на могилку яички, и это стало напоминанием о том случае.

Когда моего отца крестили в младенчестве, Дуняша обнесла его вокруг купели. Он вырос, стал талантливым инженером-механиком. Так же она во время крестин брала на руки девочку – теперь она живет счастливо.

«Святые, молите Бога о нас!»

Старец Сергий и блаженная старица Евдокия молились за Тулу в грозную годину Великой Отечественной войны – немцы так и не вошли в наш город. Полагаю, найдутся ещё замечательные случаи из их жизни, мои же записи не претендуют на полноту. Двоюродная сестра моего деда стала инокиней Ольгой, Олюшкой, как звали её в нашей семье. Сейчас трудно сказать, где она подвизалась до революции. Вероятно, в Свято-Успенском женском монастыре, располагавшемся тогда в центре города. К сожалению, теперь на его месте вырос торгово-развлекательный центр.

Когда при советской власти монастырь закрыли, инокиня Ольга перебралась в родительский дом. Она была очень красива, и ей не раз делали предложение выйти замуж. Но она свято хранила монашеские обеты и отвергала все ухаживания. Что побудило её стать монахиней – известно лишь Богу да духовнику. Она заработала государственную пенсию на швейной фабрике, а потом до конца дней трудилась в храме Всех Святых города Тулы, похоронена на расположенном возле храма кладбище. Могилка инокини Ольги затерялась, отошла же она в иной мир после 1957-го года. Незадолго до смерти она вымолила, чтобы наша семья смогла переехать в новое жильё. А моя мама, будучи маленькой, читала ей вслух рассказы из книжки Виталия Бианки, полученной за школьные успехи.

Все эти события происходили не так давно и достойны запоминания. Пока же хочется сказать: старец Сергий, старица Евдокия, инокиня Ольга, молите Бога о нас!

Р. Романов, г. Тула

| К оглавлению | К предыдущей странице | К следующей странице |

Спаси вас Господи!

Все права на материалы, находящиеся на сайте VZOV.RU, охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, об авторском праве и смежных правах. При любом использовании материалов сайта и сателлитных проектов, гиперссылка (hyperlink) на VZOV.RU обязательна.

Адрес электронной почты редакции газеты: mail@vzov.ru

©VZOV.RU, 2001—2019

Начало   Карта сайта   Контакты   Архив   Наверх