Газета «Вечный Зов»
электронная версия газеты
Начало
Карта сайта
Контакты
Архив

Номера газет:
2018 год
2017 год
2016 год
2015 год
2014 год
2013 год
2012 год
2011 год
2010 год
2009 год
2008 год
2007 год
2006 год
2005 год
2004 год
2003 год
2002 год
2001 год
Пожертвование в пользу Фонда Альфа и Омега
Отзывы о газете

| К оглавлению | К следующей странице |

Иерей Климент Нехамаийя:
«Когда я вижу новый храм, я говорю: “О, как хорошо!”»


БУДУЧИ В ХРАМЕ СПАСА-НА-КРОВИ, я обратил внимание на двух необычных, по-восточному одетых, женщин. Рядом стояла девочка, похожая на ангелочка. На груди у всех сверкали православные крестики «Кто они такие? Из какой страны приехали?», — подумал я. Решил познакомиться. Оказалось: это жители Индии, приехавшие к своему родственнику, только что закончившему очередной курс Санкт-Петербургской Духовной Академии. Я решил связаться с необычным семинаристом и взять у него интервью. Почему необычным? Потому что он — руководитель первой и пока единственной в Индии церкви Московского Патриархата. О том, как он пришёл в православие и как ему живётся и учится в России, читайте в этом интервью.



Как я стал православным


— Отец Климент, расскажите о себе, о вашей семье. Как вы стали православным человеком?

— Я из небогатой семьи. У меня ещё есть два старших брата, я самый младший. Мама работала медсестрой, папа уже умер.

— А в каком городе вы живёте?

— Наш город называется Чандрапур, он в центральной Индии. Небольшой такой городок. Мы были англиканами. Мой брат в англиканской церкви был епископом. Мы знали о православии, оно нас очень интересовало, но не было никакого контакта с православными. Мы писали разным поместным церквям, чтобы они приняли нас к себе, но никто не отвечал.

РОДСТВЕННИКИ о. Климента в церкви Спаса-на-Крови
РОДСТВЕННИКИ о. Климента в церкви Спаса-на-Крови

— И в Константинопольский патриархат писали?

— У нас в Индии есть церкви Константинопольского патриархата. Они тоже не ответили. Откликнулась только русская зарубежная церковь. Митрополит Иларион попросил архиепископа Марка (тогдашний руководитель УЗУ) помочь нам. Вскоре нас приняли в православие. Но несколько лет мы ждали. После обращения из Московского патриархата приехал священник, и нас приняли в православие.

— Я не совсем понял, почему вы решили уйти в православие?

— Когда мы с братом изучали богословие, историю церкви, мы знали, что по истории, по патрологии, по учению отцов, что-то не так в англиканской религии или у католиков.

МАМА СНИМАЕТ, дочка — позирует
МАМА СНИМАЕТ, дочка — позирует
— А что вас смущало в католицизме или в англиканской церкви?

— Мы не чувствовали связи между ними и апостольскими церквями. Мы сравнивали учения и видели разницу. Конечно, были ещё сирийские или монофизитские церкви, но это уже ересь. Поэтому у нас не было выбора. Протестанты тоже не подходили. Оставалось православие. Меня отправили в Таиланд к отцу Олегу (Черепанину), который является предстоятелем русской православной церкви в этой стране. Я прожил там две недели, и он рекомендовал мне учиться. По благословению владыки Марка я поступил в семинарию.

— А как язык? Вы его уже изучали здесь?

— Да, здесь.

Для индуса Христос — один из богов


— Расскажите немного про Индию, какая основная вера?

— В Индии основная вера — индуизм. Его исповедует восемьдесят процентов. Есть буддизм, сикхизм. Одиннадцать процентов исповедует ислам. Это вторая по численности религия в Индии. Обычные индусы — это дружелюбные, хорошие люди. Но сейчас атмосфера в Индии нехорошая. У нас подняли голову националисты. Они смешивают религию и национализм. Если вы не индус, то у вас нет права жить в Индии. Можно сказать, что у нас есть гонения: даже сжигают храмы, убили несколько священников.

ВЕНЧАНИЕ о. Климента и Екатерины провёл архиепископ Амвросий
ВЕНЧАНИЕ о. Климента и Екатерины провёл архиепископ Амвросий

— Христиан?

— Да, да. Их убивают, бьют. И запрещают проводить службы. Это делают фундаменталисты. Они говорят, что христиане, мол, разрушают нашу культуру, обычаи, нарушают устои. Хотя это неправда, но они так проповедуют и люди им верят.

— А простым индуистам трудно понять христианство? То же православие?

— Для них вообще нет разницы, какой вы христианской конфессии. Если у вас есть крест и вы используете имя Христа, то вы — христианин. И когда бывают гонения, то гонят всех без различий.

— Понятно, а вот простому индусу, который исповедует индуизм, ему сложно понять христианство? И вообще прийти в христианство?

— Я думаю не очень. Для индуса проблема как понять воскресенье. Потому что они верят в реинкарнацию. Принимать Христа как Бога — для них это не трудно. Как они считают, Христос — один из многих богов. Но если говорить им, что только Христос — Бог, это проблема. Вообще, большинство в Индии свою религию не понимают, они даже не читают своё священное писание. Они только следуют традициям, которые исполняли родители, прародители. Они не знают, почему они это делают.

ЦЕЛОВАНИЕ иконы
ЦЕЛОВАНИЕ иконы

— А понятие «грех» у них есть?

— У них есть понятие «грех». Но если спросить обычного индуса: «Ты совершил какой-нибудь грех?», вам ответят: «Нет, никогда». Просто для них грех — это когда ты кого-нибудь убьёшь или совершаешь преступление. Поэтому они говорят: «Я не грешен».

— А вот общество Индии, оно поделено на касты, да?

— Да.

— Сословия мало между собой общаются?

— Нет, сейчас такого нет, сейчас лучше. Раньше, да, почти не общались. Сегодня общаются, дружат, работают вместе. Но просто они родственниками не становятся, не женятся.

Люди исцеляются по молитве брата


— Скажите, а как вам здесь живётся в России? Вы уже привыкли к нашей культуре? Что-то вас здесь удивляет?

— Сначала, конечно, было очень трудно, как с климатом, так и с едой. До сих пор трудно есть постную пищу. У нас много овощей. Мы почти вегетарианцы. Поэтому там это не проблема. Здесь мне всё нравится. Что удивляет? Удивляет то, что после коммунистического режима, когда люди уже потеряли веру и стали атеистами, они снова потянулись к Богу. В церквях много молодёжи. В других странах молодые уходят из церкви, здесь же всё наоборот.

— Скажите, а у вас были в жизни чудеса, связанные с вашей верой?

ПОСЛЕ ВЕНЧАНИЯ. Вместе навсегда!
ПОСЛЕ ВЕНЧАНИЯ. Вместе навсегда!

— Конечно, было много чудес. Особенно, когда мы стали православными.

— Расскажите какую-нибудь историю.

— В наших общинах около ста семидесяти крещёных, православных верующих. Многие только ходят. Может быть, когда-нибудь я буду их крестить. После того, как мы стали православными, по молитве моего брата люди стали исцеляться.

— Именно по молитве?

— Да, да. Он молился, но не как старец, а просто как обычный человек, и они получают исцеление. И не только христиане — даже неверующие люди. Одна девушка пролежала в больнице много лет. Не могла есть. Врачи не знали, что с ней. В больнице работала одна девушка, которая ходила в храм. Она спросила у её родственников: «Может, обратимся к церковному старосте?» (мой брат — староста). Он помолится, может быть, что-то произойдёт?». Они разрешили. Мой брат пришёл в больницу молиться, и девушка вскоре после его молитвы стала есть. Она полностью выздоровела и пошла домой. Брат сказал её родителям: «Вот, смотрите, какое Бог чудо сотворил! Хорошо бы вам за это Его поблагодарить. Приходите в наш храм! Я буду вас учить христианству». Они сказали: «Да, да», но так и не пришли. А потом у этой выздоровевшей девушки опять начались проблемы. Её родители отвернулись от Бога и снова вернулись к идолам, и болезнь возвратилась. Таких случаев было много. Иногда, когда бывают срочные нужды, мой брат по телефону молится.

Они дали деньги киллеру, чтобы убить меня


— А как ваша церковь называется?

— У нас домовой храм. В честь Святой Троицы.

— Скажите, а ваша жена — православная?

— Да. Она не была христианкой, она была индуисткой. Это тоже очень интересная история. Мы были соседи. Они были индусы-фундаменталисты. И эта девушка, моя жена, училась в англиканской школе. Там она увидела храм. Когда мы начали у себя там молиться, песни по-индийски петь, она заинтересовалась: «А что вы там поёте?» И мой брат начал рассказывать ей по телефону про нашу православную веру. Почему по телефону? Потому что не было возможности прямо говорить про религию. Она поверила во Христа и, когда к нам первый раз приехал священник, мы её тайно крестили. Её родители этого не знали. Для них это был бы ужас! Она жила тайно, как христианка. Когда она перестала ходить в индуистский храм, её начали ругать. И потом они решили: «Раз она нас не слушает, давай выдадим её замуж и отправим её в дом мужа». Она рассказала моему брату, что они хотят её выдать замуж за индуса. А в Индии такой порядок: муж и его родители — главные, и жена должна делать так, как хотят они. Тогда у нас возник план. Однажды по дороге в школу мы взяли и украли её. Переправили в одно место. Когда родители узнали, что она пропала, они начали её искать. Вскоре они нашли её телефон, а там увидели мой номер телефона, так как брат использовал мой телефон, чтобы рассказать ей о христианстве. Они позвонили мне домой и спросили: «Скажи, а где наша дочка?» Я сказал, что не знаю. Они очень старались хоть что-то выбить из меня, даже обратились к человеку, который за деньги убивает, как он называется?

— Киллер...

ДРУЗЬЯ ПРИШЛИ поздравить новобрачных
ДРУЗЬЯ ПРИШЛИ поздравить новобрачных

— Да. Они дали деньги киллеру, чтобы убить меня. Почему они на это пошли? Дело в том, что в Индии есть такое понятие: если чужие девочка и мальчик разговаривают, значит, они любят друг друга. Дружбы между юношей и девушкой обычно быть не может. А мы с ней много общались. И тогда мы пошли за советом. Адвокат сказал, что не надо говорить, что похищение имеет религиозную причину. Пусть лучше думают, что это была любовь. Иначе будет война между двумя общинами: индусами и христианами. Но всё равно, они заказали человека, чтобы убить меня. Но, слава Богу, он ничего не смог сделать. Потом они попытались использовать чёрную магию. Нам сказали, что человек, использующий чёрную магию, очень сильный, что он реально убивает.

— Он исповедовал религию вуду?

— Нет. Но со мной ничего не случилось. Они сделали всё, что могли, чтобы дочка вернулась. Я жив-здоров. У меня нет денег, чтобы кто-то охранял нас. Только молитва. И они видели, что не работают деньги, не работает магия. Почему они не поняли по какой причине не действовали их деньги и магия, мне непонятно. Мне жалко, что в этом они не увидели защиты Христа.

— Они так и не поняли, почему у них не получилось...

— Просто невероятно. Потому что меня никто не защищал, никакой человек. Для меня это такое большое чудо! Я реально видел силу Бога! Я не говорю, что я суперсвятой и моя семья суперсвятая. Но когда мы молились, Бог меня защищал. Это просто как в кино. Когда я рассказываю эту историю, мне не верят, говорят: «Это как сказка».

— А потом они что, отстали от вас?

—Да, да. Сейчас наши соседи, тоже индусы, нам говорят: «Если они вас приглашают домой, не идите, не ешьте ничего, потому что у них ещё есть боль такая. Могут отомстить».

— А они с дочкой не видятся?

— Сами нет, но они отправляют братьев, сестёр, чтобы те сладко-сладко говорили.

Со мной вообще никогда не пытаются разговаривать. Мне не проблема помириться. Представляете, даже индусы советуют, чтобы не дружили с ними. Потому что это может быть опасно.

«Климент» — значит «милостивый»


— А когда вас рукоположили?

— Двадцать седьмого мая. Владыка Антоний (архиепископ Венский и Будапештский и руководитель УЗУ) призвал меня в Москве и сказал, что в этом году мы тебя рукополагаем, и ты будешь священником служить в Индии. Но нужно время подготовить документы. Подготовили всё, отправили. И вот, двадцать четвёртого мая, пришло письмо о благословении рукоположения. Двадцать шестого я стал дьяконом, а двадцать седьмого — священником.

— А вот у вас имя Климент, это в крещении дали?

— Да, в честь сщмч. Климента Римского.

— По числу рождения? Или вы выбирали как-то?

— Нет, нет. Когда нас приняли в православие, было очень трудно. Потому что православные имена обычно либо греческие, либо русские. Даже для обычного индуса это труднопроизносимо. И поэтому большинство людей до сих пор не имеют православного имени. Моя семья имеет свои имена. Они сказали, вы сами выберете, какого святого вы любите, и мы вас так наречём. Так я и выбрал имя в честь Климента Римского, мой брат — Поликарпа Смирнского, а самый старший брат — Игнатия Богоносца. Моя жена — Екатерина мученица.

— А Климент как переводится?

— Климент — значит «милостивый».

Очень хорошо дружим с Россией


— Скажите, а как сейчас в Индии относятся к России?

— Мы очень хорошо дружим с Россией и поддерживаем её. Я знаю, когда бывают какие-то споры с Россией: США с Россией или с Европейским Союзом, в индийских новостях всегда защищают Россию. Обычный человек говорит: «Россия — это наш друг!» И поэтому для нас интересна Россия, русская культура. Хотя индусы мало знают о России. У нас раньше были фильмы, где показывали вашу жизнь. Ещё у нас там строят атомную станцию «Куданкулам». В посольстве бывают мероприятия на День России.

— А вот отношение к Америке в Индии какое?

— К Америке относятся хорошо, но не очень. Хорошо жить там. А отношение к её политике не очень хорошее. Знают, что Америка доминирует, может проявлять агрессию.

— Индия сейчас очень активно развивается. Она становится более экономически сильной?

— И это чувствуется. Люди лучше стали жить, богаче стали жить. У нас население миллиард четыреста миллионов. После Китая мы занимаем второе место.

— Почему такая высокая рождаемость в Индии? Это традиционно? Там аборты не делают, наверно?

— Нет, аборты делают. Там нет такого понятия, как в христианской стране, где борются с абортами, что это грех, что это убийство. Спокойно делают.

— А мы думали, наоборот...

— Нет, нет. В Индии переизбыток мужчин. У нас есть закон не делать аборта, если плодом является девочка. Раньше абортировали только девочек. Поэтому сейчас по закону нельзя проверять на УЗИ, кто там: мальчик или девочка, и нельзя убивать, если там девочка, то есть аборт по признаку пола не допускается. С другой стороны, если пара говорит, что мы просто не хотим иметь ребёнка, то они спокойно могут сделать аборт.

ФОТО НА ПАМЯТЬ. С главным редактором после интервью
ФОТО НА ПАМЯТЬ. С главным редактором после интервью

— А за счёт чего тогда высокая рождаемость?

— Сейчас уже так много не рожают. Но всё равно каждый год всё больше и больше свадеб. Кстати, это всё тоже зависит от касты. Есть некоторые касты, где венчают быстро. Если девушке и парню по восемнадцать лет, они сразу венчаются и уже семья. А есть такие, как христиане, но они очень ждут долго. Им уже тридцать лет, а они не торопятся. Зависит тоже от касты и религии.

— А вас венчали с женой?

— Да, здесь же, в стенах Академии, да. Это в шестнадцатом году, в январе.

— Нравится вам учёба?

— Мне очень нравится. Мне всегда богословие было интересно. Если бы не было обязанности служить в Индии, тогда бы я продолжал здесь учиться, потому что мне очень интересно. По библиистике у меня почти всегда пятёрки. По богословию бывает пятёрка. По литургике не бывает всегда. Это сложно.

— А вы знали покойного отца Ианнуария (Ивлиева)?

— Да. Он у нас только четвёртый курс преподавал. Четвёртый курс и выше там. Отец Ианнуарий был учёный, известный библиист. Я слышал его записи.

— Друзей теперь много у вас...

— Кстати, мы теперь курсом собираем комплект для проведения причастия. Это как подарок, потому что в Индии у нас нет возможности это приобрести. У нас всё это дорого стоит.

— Вы повезёте это в Индию?

— Да, да.

— Чашу причастия? — Да, да, да. Только что, вчера, привезли из Москвы антиминс и святое миро. Потому что без этого, вообще, невозможно служить.

Почему идут к католикам


— Я так понял, православных в Индии мало...

— Да. Больше всех католиков, около двадцати миллионов. Много протестантов. Они очень сильные миссионеры.

— То есть, люди идут в католицизм?

— Да. Вы знаете, все индийские религии верят в карму. Если вы делаете добрые дела, то получаете доброе. Если плохие, получаете плохое. Поэтому если только проповедовать, люди не будут верить. Для них главное — это дело. Доктрина, догматы — это не так важно. Главное, как вы живёте. Католики и протестанты это хорошо поняли, и они начали развивать социальное служение: работать в больницах, в детских приютах. Индусы говорят: «О! Это хорошие люди, они нам помогают. Наши люди ничего не делают, а христиане делают!» А потом уже католики начинают проповедовать. И поэтому их хотят слушать. Проповедь без дел мертва.

— А идут к католикам? Крестятся?

— Да.

— А вы думаете какую-то миссионерскую деятельность осуществлять?

— Да. Как я уже сказал, у нас есть староста в каждом приходе. И эти люди хорошо знают, как эту работу проводить. Кто-то хорошо индуизм знает, кто-то хорошо буддизм и кто-то хорошо — анимизм. Я могу с протестантами и инославными работать. Поэтому я буду стараться концентрироваться на инославных. Так мы определили уже.

— Может быть, какого-нибудь благотворителя здесь поискать, который бы вас поддержал в Индии, в вашей работе? Или какую-то организацию здесь?

— Нет. Пока нет такой. Было бы хорошо, но пока нет таких организаций. Конечно, мы нуждаемся. А мне ещё тоже надо там работать, потому что у нас верующих пока мало.

— Как-то жить нужно.

— Да.

Я бы пожелал ходить в церковь часто


— У вас профессия какая-то есть?

— Я закончил университет, бакалавриат в микробиологии. Но это уже давно, шесть лет назад. Какую-то другую работу надо найти. Потому что это учёная работа. Она ничего не даёт без ещё высшего образования.

— А какие специальности ценятся в Индии?

— Врачи — это высокооплачиваемая профессия. У нас есть поговорка, что врач не умирает голодным. У нас из-за кастовой системы христианам поступить в высшее учреждение, получить медицинское образование трудно. У нас существуют квоты: для этой касты столько-то мест, для этой касты столько-то. Ели вы принадлежите к какой-то касте, исповедующей индуизм, то вам — либо бесплатная учёба, либо вам маленькую сумму надо платить. Но если вы христиане, тогда надо платить за всё.

— Извините, а сейчас вашу учёбу оплачивает наша церковь?

— Да. В семинарии это бесплатно. Всё это церковь делает. Если бы было платно, то невозможно было бы учиться.

ПОЖЕЛАНИЕ читателям
ПОЖЕЛАНИЕ читателям

— Что бы вы пожелали нашим читателям? Разные у нас читатели и верующие, и неверующие, и богатые, и бедные...

— Я бы пожелал ходить в церковь часто. Потому что у нас так бывает, что по праздникам только ходят. В обычный день бывают почти пустые храмы. Если мы в Индии, в такой далёкой стране, жили в темноте и нашли православие, нашли церковь, нашли Христа, если мы можем, почему нельзя здесь? Здесь у вас есть всё. Когда я вижу новый храм, я говорю: «О, как хорошо!»

— Да, все возможности есть, все условия.

— Поэтому я бы пожелал, чтобы читатели часто ходили в храм. Многие люди, наверно, не жили в советское время, поэтому они не знают, как трудно без церковной жизни. Христос призывал нас собираться и молиться вместе. Причащаться как можно чаще. Поэтому я бы пожелал, чтобы читатели чаще ходили в храм, слушали проповеди, причащались и молились за нас.

— Спасибо большое! И последний вопрос: в Индию ехать сейчас не опасно?

— Нет. Если человек приедет как турист, это, вообще, прекрасно. Без проблем. Индусы — очень гостеприимный народ. Вы знаете, индийская культура учит, что гость — это Бог. Люди принимают гостя, как если бы Бог пришёл к ним.

— Спасибо, отец Климент! Удачи вам! Божиих благословений!

Вёл беседу Сергей РОМАНОВ
Фотографии из архива о. Климента и автора


| К оглавлению | К следующей странице |

Спаси вас Господи!

Все права на материалы, находящиеся на сайте VZOV.RU, охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, об авторском праве и смежных правах. При любом использовании материалов сайта и сателлитных проектов, гиперссылка (hyperlink) на VZOV.RU обязательна.

Адрес электронной почты редакции газеты: mail@vzov.ru

©VZOV.RU, 2001—2019

Начало   Карта сайта   Контакты   Архив   Наверх