| К оглавлению | К предыдущей странице | К следующей странице |

Письма к Олимпиаде: как пережить несчастья и преодолеть трудности


7 АВГУСТА — ДЕНЬ ПАМЯТИ ДИАКОНИССЫ ОЛИМПИАДЫ. Об этой благочестивой женщине писали святитель Григорий Назианзин, Палладий, Созомен. Сохранилось 17 писем к Олимпиаде святителя Иоанна Златоуста. Эти небольшие тексты — свидетельство удивительной христианской дружбы и источник мудрых советов святителя, которые актуальны для любого времени.

СВЯТАЯ ДИАКОНИССА ОЛИМПИАДА и святитель Иоанн Златоуст (вышитая икона)
СВЯТАЯ ДИАКОНИССА ОЛИМПИАДА и святитель Иоанн Златоуст (вышитая икона)

* * *

«...перестань плакать и мучить себя печалью и не смотри только на причиняемые непрерывные и частые несчастья, а смотри и на весьма быстрое освобождение от них, и на рождающуюся для тебя отсюда неизреченную награду и воздаяние. Все нанесённые тебе несчастья сравнительно с теми наградами, которые за них должны быть даны тебе, не что иное, как паутина, тень и дым, или и того ещё ничтожнее».
(Из Письма 16)

* * *

«Печали, каковы бы они ни были, причиняются людьми и отображают ничтожность тех, кем они наносятся; а дары и награды даются от Бога; поэтому они таковы, какими естественно быть дарам, даваемым со стороны неизреченной щедрости».
(Из Письма 5)

* * *

«Причины радости лежат не в неизменных законах природы, которых уничтожить и переменить для нас невозможно, а в свободных размышлениях нашей воли, управлять которыми для нас легко... причина радости обыкновенно лежит не столько в природе обстоятельств, сколько в разуме людей».
(Из Письма 3)

* * *

«...все радости и печали настоящей жизни мимолётны. Хотя и узки врата, и путь узок, но он всё-таки путь (Матф. 7:13-14)... Итак, освободившись от земли, лучше же — от самых уз плоти, расправь крыло твоего любомудрия и не позволь, чтобы оно было потопляемо тенью и дымом (а таково всё человеческое)».
(Из Письма 8)

* * *

«...печально одно только — грех, всё же остальное — пыль и дым».
(Из Письма 14)

* * *

«Что, в самом деле, тяжкого — обитать в темнице и иметь на себе узы? Почему тяжело терпеть несчастья, когда терпение бедствий делается основанием столь великой награды? А чем тяжело изгнание? Чем тяжело лишение имущества? Слова эти не заключают ничего ужасного на самом деле, это пустые слова, сказанные под влиянием печали! В самом деле, если ты укажешь на смерть, то скажешь о долге природы, который непременно надо потерпеть, хотя бы и никто не причинял; если укажешь на изгнание, не скажешь ни о чем другом, как о том лишь, что изгоняемый видит (новую) страну и много городов; если укажешь на лишение имущества, то скажешь о свободе и разрешении от налагаемых им уз».
(Из Письма 14)

* * *

«...пусть не смущает тебя ничто из того, что происходит. Перестань звать на помощь то того, то другого, и гнаться за тенями (а такова человеческая помощь), но призывай непрестанно Иисуса, Которому ты служишь, чтобы Он только благоизволил — и все бедствия прекратятся в один миг. Если же ты призывала, а бедствие не устранено, то таков у Бога обычай: не сначала (я повторю то, что сказал выше) удаляет бедствия, но когда они достигнут наибольшей высоты, когда усилятся, когда враждующие изольют почти всю свою злость — тогда, наконец, всё сразу изменяет в состояние тишины и производит неожиданные перемены. Он может произвести не только те блага, каких мы ожидаем и надеемся (получить), но и гораздо большие и бесконечно ценнейшие. Поэтому и Павел говорит: “а Тому, Кто может сделать несравненно больше всего, чего мы просим, или о чем помышляем” (Еф. 3-20)».
(Из Письма 1)

* * *

«Насколько у нас усиливаются испытания, настолько умножается у нас и утешение».
(Из Письма 11)

* * *

«...чем суровее буря, тем больше и награды, если вы постоянно переносите её с благодарением и с подобающим мужеством, как действительно вы и переносите. Так и кормчие, когда дует сильный ветер, если распустят паруса свыше надлежащей меры, опрокидывают корабль, а если станут управлять им соответственным образом и как следует, то плывут с полной безопасностью. Итак, зная это, моя боголюбезнейшая госпожа, не отдавай себя во власть уныния, но рассудком одерживай верх над бурей: ведь ты в состоянии, и буря не больше твоего искусства».
(Из Письма 9)

* * *

«...нет ничего равного терпению, проявляющемуся при болезнях. Подлинно, эта добродетель — царица благ по преимуществу и вершина венцов; и подобно тому как оно царствует над остальными добродетелями, так точно и в нём самом в особенности этот вид блистательнее прочих».
(Из Письма 4)

* * *

«Перестав размышлять о том, почему тот согрешил и почему другой впал в ошибку, помышляй постоянно о подвигах твоей выносливости в трудах, твоего терпения, поста, молитв, священных всенощных бодрствований, воздержания, милостыни, страннолюбия, разнообразных трудных и частых испытаний».
(Из Письма 2)

* * *

«С добродетелью соединён труд и опасность».
(Из Письма 16)

* * *

«...девство столь великое дело и требует такого великого труда, что Христос, сойдя с неба для того, чтобы сделать людей Ангелами и здесь насадить вышний образ жизни, не решился даже и при такой цели предписать его и возвести в степень закона; несмотря на то, что дал закон умирать (что могло бы быть тяжелее этого?), постоянно распинать себя и благодетельствовать врагам, девства, тем не менее, не узаконил, а предоставил на добровольный выбор слушателей, сказав: “Кто может вместить, да вместит” (Мф. 19:12)...

...Столь велика трудность девства, так высоки и велики соединённые с ним подвиги и тяжелы труды, и требуют для себя большой твердости духа. И всё же многие из приступивших к этому подвигу не побороли страсти к щегольству в одеждах, но были пленены и покорены ею более, чем даже мирские женщины. Не говори мне того, что они не носят на себе золота, не одеваются в шёлковые и шитые золотом платья и не имеют украшенных драгоценными камнями ожерелий. Что всего тяжелее и что особенно ясно обнаруживает их болезнь и властную силу страсти — это то, что они всеми мерами старались и усиливались посредством простых своих одежд превзойти украшение облечённых в золото и в шёлковые платья, и таким образом казаться более их прелестными, занимаясь, как сами они думали, безразличным делом; а как показывает сущность дела, гибельным и вредным, и ведущим в глубокую пропасть...»
(Из Письма 2)

* * *

«Таково свойство греха. Прежде, чем он совершён, он опьяняет своего пленника, а когда бывает приведён к исполнению и совершен, тогда приятность его уходит прочь и потухает, а стоит уже один только обвинитель; причём совесть занимает место палача и терзает согрешившего, предъявляет ему крайние наказания и давит его тяжелее всякого свинца».
(Из Письма 7)

* * *

«...если ты и увидишь, что те, кто причинил нам столько несправедливостей, и владеют своими городами, и наслаждаются честью и охранной стражею, то приговаривай это изречение: “широки врата и пространен путь, ведущие в погибель” (Мф. 7:13), и потому лучше проливай по ним слёзы и скорби. Тот, кто делает здесь что-либо худое, да сверх того ещё, что не потерпел за это наказания, наслаждается и честью со стороны людей, отойдёт (отсюда), имея почесть величайшим отягчающим наказание обстоятельством. Вот почему и тот богач был жестоко палим огнем, терпя наказания не из-за одной только жестокости, которую он проявил в отношении к Лазарю, но и из-за благоденствия, постоянно наслаждаясь которым, при столь великой жестокости, он, однако, и благодаря ему не сделался лучшим».
(Из Письма 8)

* * *

«...одно только, Олимпиада, страшно, одно искушение, именно только грех — и я не перестаю до сих пор напоминать тебе это слово, всё же остальное — басня, укажешь ли ты на козни или на ненависть, или на коварство, на ложные доносы или бранные речи и обвинения, на лишение имуществ или изгнания, или заострённые мечи, или морскую бездну, или войну всей вселенной. Каково бы всё это ни было, оно и временно, и скоропреходяще, и имеет место в отношении к смертному телу, и нисколько не вредит трезвой душе».
(Из Письма 1)

| К оглавлению | К предыдущей странице | К следующей странице |