| К оглавлению | К предыдущей странице | К следующей странице |

Тайны церкви Петра и Павла в деревне Кунесть


В 1870-Х ГОДАХ ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ КРУГИ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ ОХВАТИЛ ИНТЕРЕС К НАРОДНОЙ КУЛЬТУРЕ, крестьянскому зодчеству и русской архитектуре XVI—XVII веков. По всей стране началось строительство бежевых, белых, ярко-красных церквей с высокими покатыми крышами и множеством небольших окон. Новое течение получило броское название «неорусский стиль». Самым известным представителем этого стиля, по праву, считается Собор Воскресения Христова на Крови, расположенный в центре Санкт-Петербурга. Однако далеко не все памятники зодчества сохранились до наших дней в таком же прекрасном состоянии.

Непростая судьба постигла церковь Петра и Павла в деревне Кунесть. Построенная вначале 1900-х по проекту неизвестного архитектора, она стойко перенесла революцию, коллективизацию, немецкую оккупацию и ежедневные капризы стихии. По неподтверждённым данным, церковь возведена на пожертвования святого праведного Иоанна Кронштадтского протоиреем Михаилом Образцовым. Сам Михаил Степанович работал в Кунести с 1911 по 1934 год, его сменил священник Петр Четыркин, расстрелянный вместе со своим помощником, Михаилом Царёвым, 9 апреля 1938 года. С тех пор, на протяжении семидесяти лет, службы в церкви не проводились.

Приступив к восстановлению храма в начале 2000-х, Санкт-Петербургский Региональный Общественный Фонд «Братский корпус Святителя Николая Чудотворца» столкнулся с множеством проблем и загадок. В справке, извлечённой из официального архива Псковского Епархиального Управления, указано, что храм является трёхпрестольным, названным в честь Тихвинской иконы Божьей Матери. Но в остальных исторических документах он упоминается как храм Петра и Павла, по имени главного престола. Инициатор реконструкции, отец Константин, считает, что правильно церковь называть Петропавловской, а не Тихвинской.

Ещё одним таинственным фактом, связанным с храмом, поделились местные жители. Они сообщили, что в детстве любили играть в катакомбах, вырытых под зданием. Восстановив чертежи столетней давности, сотрудники «Братского корпуса Святителя Николая Чудотворца» обнаружили, что в одном из пределов храма нет алтаря, вместо него на схемах изображена лестница, ведущая куда-то вниз. Возможно, под храмом остался подвал. Для каких нужд он был построен? Почему оказался засыпанным?

Вряд ли будет найден ответ на вопрос, связанный с внутренним убранством церкви. По словам настоятеля Гдовского собора отца Михаила Женочкина, в 1954 году она была в идеальном состоянии. Потом некий председатель местного колхоза, организовав общее собрание, попросил народ подписать бумагу на открытие храма. Население Кунести подписалось. Но инициатива оказалась обманом — документ, наоборот, был посвящён закрытию церкви. После этого вся утварь и иконы были вывезены во Псков. Однако деревенские старожилы утверждают, что во время Великой Отечественной Войны немцы держали в церкви лошадей. Трудно представить, чтобы оккупационные войска старались сохранить интерьер храма. Скорее всего, утварь была похищена во время войны, либо ещё в конце 1930-х.

Сегодня в храме продолжаются реставрационные работы, последние пять лет длится «осушка», затем начнётся роспись стен, и будут возвращены иконы. Также в будущем рядом с церковью планируется строительство общеобразовательной школы-интерната и всех необходимых для её существования объектов. Возможно, в ходе работ откроются и другие интересные факты. Церковь Петра и Павла в деревне Кунесть не спешит делиться секретами.

Александр НИКОЛАЕНКО

| К оглавлению | К предыдущей странице | К следующей странице |