Газета «Вечный Зов»
электронная версия газеты
Начало
Карта сайта
Контакты
Архив

Номера газет:
2018 год
2017 год
2016 год
2015 год
2014 год
2013 год
2012 год
2011 год
2010 год
2009 год
2008 год
2007 год
2006 год
2005 год
2004 год
2003 год
2002 год
2001 год
Пожертвование в пользу Фонда Альфа и Омега
Отзывы о газете

| К оглавлению | К предыдущей странице | К следующей странице |

Дарья Куцая: «К нам приходят отдельные зрители, а уходит единый народ!»


ДАРЬЯ КУЦАЯ — ДИРЕКТОР АНСАМБЛЯ «АТАМАН». Коллектив этот молодой, но уже уверенно заявивший о себе. Его творчество возвращает нас к истокам русской культуры, его песни наполнены верой и любовью к Отечеству. У нас уже было интервью с основателем ансамбля А. М. Красноперцем. Увы, уже больше двух лет, как этого замечательного человека нет с нами. Мы решили поговорить с Дарьей о том, как живёт сегодня коллектив, поинтересоваться творческими планами.

Люди, для которых Россия — это не просто слово


— Даша, расскажите о вашем коллективе. Его основал, как известно, Александр Михайлович Красноперец.

— Александр Михайлович заложил основную идею коллектива. Мы продолжаем его дело.

— У вас очень молодой состав...

— Средний возраст — от двадцати до тридцати лет.

— И все участники связаны с казачеством?

— У Александра Михайловича была идея создать коллектив, в котором участники имели бы казачью родословную. Но это не «идея фикс»: вот, мол, других не берём! У нас есть и не казаки.

— То есть не по крови казаки, а по духу, по мироощущению?

— Да, да, именно по духу! Люди, для которых Россия — это не пустое слово.

АНСАМБЛЬ «Атаман»
АНСАМБЛЬ «Атаман»

— Они энтузиасты, патриоты и переживают за всё, что происходит?

— Да, да. И они действительно переживают за всё происходящее в стране и в мире. У нас иногда проходят прослушивания новых участников. И после них мы говорим: «Ребята, у нас концерты бывают не так часто, и горы золота здесь не заработать. Мы не на то заточены. Что-то, конечно, вы будете иметь, но это не те средства, на которые можно содержать семью». После этого из пяти человек остаётся, как правило, один, который понимает, что готов работать за идею.

— Получается, это ваше служение?

— Да. И не каждый готов отозваться на него отозваться.

— А какая всё-таки у вас главная идея, которая вас всех объединяет и направляет?

ВЕРА КРАСНОПЕРЕЦ после концерта
ВЕРА КРАСНОПЕРЕЦ после концерта
— Наша главная идея — это служение России. Ансамбль составляют люди, которые готовы ради высоких идей жертвовать собой. Мы объединяем людей. Как сказали однажды Александру Михайловичу: «К вам на концерты люди приходят просто каким-то разрозненным сообществом, а уходят народом». Главная идея дореволюционной России — «православие, самодержавие, народность», вот это мы несём. «Самодержавие» у нас тоже, кстати, есть, потому что мы носим звание «Императорский».

— Как у ансамбля появилось такое звание?

— Однажды наш концерт посетила княгиня Ольга Николаевна Куликовская-Романова. И после этого появилось высочайшее пожелание, чтобы мы так именовались — Императорский. Павел Эдуардович Куликовский-Романов, праправнук Александра III, тоже был на наших концертах. Великие князья знают о нашем существовании, слушают нашу музыку. То есть это не просто пожелание одного человека, а это общее пожелание Дома Романовых.

Александр Михайлович задал высокую планку


ЛИХАЯ КАЗАЧКА Дарья Куцая
ЛИХАЯ КАЗАЧКА Дарья Куцая

— Даша, а из чего складывается репертуар коллектива? Вы поёте и народные песни, и духовные песнопения, и казачьи, и эстрадные песни. Что объединяет все эти направления?

— Это важный вопрос для нас. Действительно, исполняемые произведения разнообразны по жанрам, так как мы стараемся найти именно такие песни, которые были бы актуальными для нашего слушателя. Потому что только такие песни будут выдерживать натиск эстрадной культуры и всё-таки доходить до людей. А натиск огромный! Деньги в эстраде крутятся немалые, и прорваться сквозь все эти преграды до публики можно только каким-то очень серьёзным творчеством.

— Но при этом ведь важно, чтобы песни имели дух народности?

— Да, чтобы генетика отзывалась. К примеру, у «Любэ» есть песня «Выйду ночью в поле с конём...» Знаменитейшая песня. Все её давным-давно считают народной, а её написали два наших современника — Александр Шаганов и композитор Игорь Матвиенко.

ОСНОВАТЕЛЬ АНСАМБЛЯ А. М. Красноперец
ОСНОВАТЕЛЬ АНСАМБЛЯ А. М. Красноперец
— А кто решает: взять песню в репертуар или не взять?

— Конечно, раньше это Александр Михайлович делал. Мы могли предлагать, но решал он. Сейчас этим занимается в основном Вера. Она у нас художественный руководитель. Но мы, участники коллектива, стараемся предлагать ей варианты. Говорим: «Вот это послушай, вот это, может, пойдёт». И получается так, что сейчас костяк коллектива сообща этим занимается.

— Худсовет?

— Да, худсовет. Александр Михайлович, конечно, высокую планку коллективу задал. И когда мы песню прослушиваем, по крайней мере, у меня и ближайших людей есть такая отсылка: «Александр Михайлович взял бы или нет?» Если с точки зрения интуиции подходить, то тут достаточно просто отличить, «пройдёт или не пройдёт». Цепляет, есть отклик в душе? Значит, пройдёт. Если нет — лучше не брать.

Концертов станет больше!


— Скажите, вам кто-то помогает? Из людей, находящихся во власти, быть может?

— Да. За 15 лет у ансамбля появилось множество друзей среди обычных зрителей, а также и в самых разных кругах: в военных, в казачьих, в церковных. Такие сообщества массово приходят на концерты, приобретая множество билетов. Конечно же, есть друзья и среди чиновников, среди народных избранников, которые высоко оценивают нашу деятельность, например, недавно участники ансамбля получили почётные грамоты председателя ЗАКСа В. С. Макарова.

— А как вы считаете, государство должно какую-то политику проводить, чтобы продвигать такие коллективы, как ваш, и популяризировать такое творчество? Какие-то гранты выделять?

— Да, конечно. Существуют долгосрочные целевые государственные программы по сохранению и развитию народной культуры. Насколько мы знаем, ведётся обширная работа. Проводятся фестивали, реализуются проекты. Мы пока что только начинаем сотрудничество в этой сфере.

— А как же вы существуете? На какие деньги такие красивые костюмы шьёте?

— Раньше это была благотворительная забота основателя ансамбля, Александра Михайловича, который старался имеющиеся деньги вкладывать в искусство. Теперь помогают его друзья. А с 1 февраля ансамбль вошёл в состав «Петербург-концерта», и теперь появляется уверенность в нашем материальном обеспечении. Концертов тоже станет больше!

ВЫСТУПЛЕНИЕ в питерском театре «Странник»
ВЫСТУПЛЕНИЕ в питерском театре «Странник»

— Я так понимаю, вы директор?

— Да, на мне сейчас юридическая и хозяйственная составляющая. А наш потрясающий художественный руководитель — Вера Красноперец! И ей незачем и некогда бумагами заниматься. Сыну Веры два года, а моей дочке — полгода. Плюс у нас за спиной ещё двадцать человек артистов, которые готовятся к новым выступлениям. Поэтому мы с Верой разделили нагрузку по художественной и административной части.

— А кто приходит на ваши концерты?

— Приходят люди разных поколений. Если говорить о Санкт-Петербурге, то год от года у нас становится всё больше зрителей.

— Вы пробовали заинтересовать вашим творчеством телевидение, радио?

— Да, конечно. Вот буквально вчера была на радио-газете «Слово». Есть телевидение, люди, которые сами на нас выходят и спрашивают: «Вы разрешаете использовать ваше видео или аудио на радио, на телевидении?» Мы всегда даём такое разрешение на бесплатное использование. Потому что нам важно привлекать людей, и мы используем всякую возможность достучаться до тех, кто понятия не имеет о том, что существует возможность слушать такой богатый и насыщенный репертуар отечественной песни.

В Донбассе у меня сломалось сознание!


— Расскажите о вашей поездке в Донбасс. Это же была первая поездка после кончины Александра Михайловича?

— У нас было три поездки. Две из них — с Александром Михайловичем, и одна без него. Первый раз мы ездили в 2014-м, когда там была полная разруха, и из артистов туда не ехал никто. Люди, в прямом смысле слова, из бомбоубежищ приходили на концерт. В десяти километрах от концерта шли бои за Дебальцево. В первую поездку мы выступили в пяти городах Донбасса. А вообще приехали по приглашению Алексея Борисовича Мозгового, Царствие ему Небесное! Он нам бумаги благодарственные подписал. Но сам не смог присутствовать по причине сложного положения на фронте.

— Сегодня большинство украинских СМИ пытаются представить дело так, что, мол, Россия воюет с Украиной. Это всё-таки гражданская война?

— Конечно, гражданская! Там полным-полно людей, с которыми я лично общаюсь до сих пор. Есть люди, которых уже нет. Они родом оттуда. Шахтёры, вот с такими вот ручищами! (Показывает). Когда туда приезжала, всё время думала: «Вот это действительно мужчины настоящие!» Хотя я была там всего две недели за первую поездку, у меня сломалось тогда обыденное, мирное сознание. Не знаю, что проходит с людьми, которые побывали в боях, у которых на руках друзья умирают, что они чувствуют... это несказанно тяжело.

— Вы эту атмосферу на себе почувствовали?

— Да, да! Там люди, когда в магазин заходишь, и они видят, что ты не местный, спрашивают: «Вы откуда?» Мы говорим: «Из Петербурга. Приехали выступать. Приходите на концерт!» Первое, что они говорят: «Когда вы нас возьмёте?» Они не на словах любят Россию. Они действительно делом это доказывают. И доказали людьми, которые воюют, и своими погибшими детьми. Во время второй поездки мы выступали в том самом Дебальцево, за которое зимой шла бойня. Видели эти изрешечённые ворота, исполосованные пулями, разрушенные дома. Мы проезжали через село Никишино, которое полностью выкошено. Там люди живут в развалинах!

— Получается, это война идей, идеологий? Так?

— Да. Идеологий. Это конфликт идеологий. Сейчас, к сожалению, эту тему не то что бы замалчивают, но происходит притупление. Мы привыкаем к тому, что там война. А она там, к сожалению, продолжается. И потери до сих пор есть. Просто нам перестали про это говорить, но это не значит, что это всё закончилось.

Ушёл в день памяти Ушакова


ДРУЗЬЯ КОЛЛЕКТИВА Сергей Кочубеев, Ольга и Николай Ждановы и Александр Красноперец
ДРУЗЬЯ КОЛЛЕКТИВА Сергей Кочубеев, Ольга и Николай Ждановы и Александр Красноперец

— Расскажите о последних днях Александра Михайловича.

— Это произошло вскоре после второй поездки в Донбасс. Он ушёл 5 августа 2015 года. Тогда рассуждать об этом было невыносимо больно, но сейчас в дате ухода Александра Михайловича я вижу знак свыше.

— Он ведь был человек непростой?

— Да, служил в спецвойсках, был в Анголе и в Афгане. Просто он никогда не распространялся об этом. Мы даже толком звания его не знали. В каких-то сокровенных разговорах он говорил: «Да мне всё равно ТУДА никак, потому что я военный, на мне души людей. Это невозможно, чтобы я ТУДА прошёл». Но на исповедь ходил и причащался регулярно. А получилось так, что во время второй поездки на Донбасс он принял Таинство венчания. У нас там батюшка есть в Алчевске, он друг нашего коллектива. Конечно, для Александра Михайловича это было серьёзным шагом. И понятно, что возраст... Он очень сильно переживал, хотя нам не показывал. И когда венчание совершилось и все пошли в трапезную отметить, Александр Михайлович сказал: «Спасибо за то, что вы приняли». У меня было такое ощущение, что он выполнил все свои долги, которые он должен был здесь выполнить. Он был счастлив, весь светился. Когда он ушёл, ещё и сорока дней с Таинства венчания не прошло... Господь его забрал максимально чистым, чтобы в духовной чистоте он прошёл мытарства, о которых переживал. И более того, он ушёл в день памяти Фёдора Ушакова, морского Суворова, не проигравшего ни единой битвы на воде. А последнее его выступление в Санкт-Петербурге перед отъездом в Донбасс было на концерте в честь переименования посёлка им. Свердлова в Борисоглебское на Неве. Он очень ратовал за эту идею, и сейчас группа его единомышленников уже очень сильно продвинула этот вопрос. А память святых Бориса и Глеба, как мы знаем, 6 августа. Вот так всё и сложилось.

«Спасибо, что показали русскую культуру!»


С КОМПОЗИТОРОМ А. ПАХМУТОВОЙ и поэтом Н. Добронравовым
С КОМПОЗИТОРОМ А. ПАХМУТОВОЙ и поэтом Н. Добронравовым

— Царство ему Небесное! Расскажите ещё о поездке в Сирию. Чем она вам запомнилась?

— Эта была поездка, о которой Александр Михайлович очень мечтал. После того, как его не стало, всё, о чём он мечтал, начало сбываться. Выступление в Ледовом Дворце... и Сирия. Мы ездили туда через епархиальный отдел Лавры. Там проходили Дни России в Сирии, и нам предложили выступить в городе Латакии, на городской сцене, среди простых граждан.

— А вы летели по линии Министерства обороны?

— Да. До Чкаловского аэродрома Лавра нам выделила автобус. А оттуда уже Министерство обороны нас взяло на своё крыло. Летели тем же маршрутом, что и хор Александрова. Военная база — крепость, огромная охраняемая территория. Военные там знают своё дело, там собран цвет нации. Обычно в Сирию ездят с одним концертом и одним днём. У нас было два концерта, один для военных, а другой — для местных жителей. Военные — люди сдержанные, они не могут позволить себе «расхлопаться», пустить слезу скупую. Но позволили! (Улыбается). Их тронуло наше выступление, подходили и благодарили многие из них. А бойцы одного интересного подразделения даже подвезли вечером запасы вкуснейших сухпайков. На следующий день в городе зрители эмоций уже совсем не сдерживали. Там были просто горожане, они хлопали, не переставая, от начала до конца концерта!

— Арабы ведь не понимали языка?

— Да. Но мы постарались так составить программу, чтобы она состояла из узнаваемых песен.

— Типа «Катюши»?

— «Катюшу» мы, кстати, не пели. А вот «Распрягайте, хлопцы, коней...», «Ой, при лужке, при лужке» — эти песни, конечно, были в программе, ведь по ним узнают Россию. Очень много было людей, которые после концерта подходили общаться. Для меня было открытием, что там столько русских людей!

— То есть женщины в своё время замуж выходили и остались там?

— Кто-то замуж вышел, кто-то по бизнес-части туда приехал и остался. У женщин, которые там замуж вышли, уже полным-полно детей. Заходит красивая, восточного типажа красавица, просто жгучая, и говорит нам: «Привет, девчонки!» Мы глазам не верим, говорим: «Вы знаете русский язык?» Она говорит: «Да. Сейчас придёт наша мама, и вы поймёте почему». В одной Латакии четыре русских диаспоры. Такое ощущение, что ползала было русских, а ползала арабов.

— Как сирийцы ваше творчество воспринимали?

— Русские, которые там живут, сказали очень важные для нас слова: «Спасибо вам за то, что вы показали русскую культуру на таком достойном и благородном уровне!» Ведь не секрет, очень разнообразное поведение у сограждан за границей, на курортах. Зачастую впечатление о русской культуре складывается по не самым лучшим представителям. А ведь русская культура — она одна из красивейших в мире!

— А какая в Сирии культура?

— Разная! Можно встретить женщин, полностью закрытых, в чадре, в чёрном облачении, и тут же рядом — девчонку в джинсах рваных, с распущенными волосами. Это сплошь и рядом.

— По городу чувствуется, что там война идёт?

— В городах Донбасса это было очевидно. В Латакии, наоборот, приток был населения с тех мест, которые сильно поражены войной, город немного в отдалении. Нам не составить об этом правильного впечатления, поскольку нас привезли на концерт и увезли обратно на базу.

— А как там местные к русским относятся?

— Россию боготворят. В прямом смысле этого слова. Они ко всем русским военным относятся как к защитникам. Кстати, и в Донбассе на Россию смотрят, как на покровителя, как на что-то великое.

На Россию надеются!


ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ПЕТЕРБУРГСКОГО ЗАКСА В. С. Макаров вручает коллективу почётную грамоту
ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ПЕТЕРБУРГСКОГО ЗАКСА В. С. Макаров вручает коллективу почётную грамоту

— Судя по тому, что интерес к вашему коллективу с каждым годом всё больше, как вы считаете, меняется ситуация в нашем обществе или нет? Какой сейчас задан вектор?

— Растущий интерес связан и с профессиональным ростом ансамбля, и, наверное, с постоянным расширением знаний сограждан о богатстве и красоте русской истории и культуры. Музыкальное и поэтическое достояние России гораздо шире и интереснее того, что доходит до массовой эстрады, и, кажется, люди всё активнее стремятся преодолеть «культурную цензуру», навязанную шоу-бизнесом. Ощущается подъём не регулируемого, а спонтанного, народного патриотизма.

— Но патриотизм — тоже понятие абстрактное, если не дать ему более чёткого определения.

— Да, да, вы правы.

— Потому что и в советское время тоже был патриотизм, в принципе. Но там была другая идеология. То есть стержень патриотизма — это идеология. И, если она не основана на вере в Бога, христианских ценностях, она неправильна. Это моё мнение.

— Разумеется. Когда ответственность за образование лежала на плечах Церкви, ещё в досоветское время, такие вопросы были просто исключены. Над ними размышлять не нужно было, потому что Церковь давала огромную духовную опору. Сегодня обывателю труднее опереться на Церковь, её устои. Он ещё во многом ей не доверяет, не понял, что и в советское время множество ценностей было взято из России дореволюционной. Тем более, сейчас засилье сект. Плюс разнообразные жёлтые СМИ, которые раскачивают любую ситуацию просто ради шоу.

— Творчество в этом случае и выполняет такую важную роль, чтобы эти ценности популяризировать, донести в форме, приемлемой для простого человека. Не навязывая ничего, через эмоции и образы, им понятные и доступные. В советское время Церкви не было видно и слышно, но люди творили, создавая шедевры. Глазунов, Тарковский, Шукшин... Любовь, верность слову, верность Отчизне — это всё подпитывало человека, а сейчас искусство скатилось до уровня ширпотреба.

— Да, мы это видим по тем сериалам и шоу, которые идут бесконечно по телевидению.

— Телесериалы и шоу делают эти ценности относительными. Добро и зло как бы размываются, и человек тонет в мире информации, в которой не может разобраться, где правда, где ложь, не понимая, в чём вообще смысл всего происходящего.

— Да, к сожалению, это так. То, что вы говорите, это абсолютная правда. Мне кажется, искусство — это то самое средство, которым можно достучаться до сердец. Оно объединяет людей. Плюс то, в чём проигрывает эстрада: живое исполнение. Мы поём всегда вживую. У нас свой оркестр и свой хор. И фонограммы мы не пишем принципиально, это ещё Александр Михайлович постановил. И выигрываем эмоцией. Это сто процентов! Но для того, чтобы радовать зрителей искренним живым звучанием, нужно очень сильно потрудиться, нужно быть настоящими профессионалами. А ещё нужна очень хорошая аппаратура, нужны значительные средства.

Нужно больше слушать сердце!


— А какие у вас сейчас ближайшие планы?

— Подготовка к новым концертам, разучивание нового репертуара, работа с хореографом, с режиссёром, совершенствование исполнительского мастерства.

— Что бы вы могли читателям пожелать? Учитывая, что разные люди читают: и верующие, и неверующие, люди разных возрастов и профессий.

— Наверное, больше слушать сердце. Хотелось бы, чтобы люди были более сердечными и искренними. Большого и чистого искусства в жизни каждого из нас. Ну и... Приходите к нам на концерты! (Улыбается).

— Значит, нужно слушать своё сердце?

— Да. Искушения всюду! Искусство и искушение — однокоренные слова. И в какую сторону искусство нас поведёт, в сторону соблазна или в сторону искреннего творчества, того, что мы называем настоящим творчеством, с мурашками по коже? Люди, которые многого достигли, сохранили большое сердце, хотя и были искушаемы не меньше других.

— Даша, спасибо за интересную беседу, успехов вам!

Вёл беседу Сергей РОМАНОВ
Фотографии автора и из архива коллектива


| К оглавлению | К предыдущей странице | К следующей странице |

Спаси вас Господи!

Все права на материалы, находящиеся на сайте VZOV.RU, охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, об авторском праве и смежных правах. При любом использовании материалов сайта и сателлитных проектов, гиперссылка (hyperlink) на VZOV.RU обязательна.

Адрес электронной почты редакции газеты: mail@vzov.ru

©VZOV.RU, 2001—2018

Начало   Карта сайта   Контакты   Архив   Наверх