Газета «Вечный Зов»
электронная версия газеты
Начало
Карта сайта
Контакты
Архив

Номера газет:
2017 год
2016 год
2015 год
2014 год
2013 год
2012 год
2011 год
2010 год
2009 год
2008 год
2007 год
2006 год
2005 год
2004 год
2003 год
2002 год
2001 год
Пожертвование в пользу Фонда Альфа и Омега
Отзывы о газете

| К оглавлению | К предыдущей странице | К следующей странице |

Мария Симановская: «Я смерти не боюсь!»




МАРИЯ АЛЕКСАНДРОВНА СИМАНОВСКАЯ — самая старая читательница нашей газеты. Ей недавно исполнился 101 год. Мы встретились, и получился интересный разговор. В уютной комнате висели на стене большие старинные фотографии в рамах — портреты родителей, людей из 19 века. А на столе, накрытом белым кружевом, лежал паспорт, раскрытый на дате рождения: «31 июля 1916 года».

О детстве


— Мария Александровна, что вам запомнилось из детства?

— Родилась я в деревне Великая рядом с Архангельском. Детство страшное было. Знаете что, даже слов нет... (голос дрожит) Вспоминаю, как ездила в школу, а рядом был храм. Он, кстати, сохранился. Верующие не дали храм разрушить. Отец стал заступаться, и его арестовали. Он сидел в тюрьме. 15 человек арестовали, а выпустили только двоих, остальных расстреляли. Его отпустили, но он на этой почве заболел и умер. А мне тогда было 5 лет.

Страшно было! И брата забрали, 35 лет — и погиб. Я с детства была научена, чтоб нигде ничего не сказать против власти. А он легкомысленный был и весёлый, где-то что-то сказал — и они привязались к нему...

Как мы жили тогда! Мне запомнилось то, как людей из домов выгоняли. Приедут — и всё отберут. Люди целыми семьями выходили раздетые, у меня на глазах! И у нас тоже всё отобрали. Три коровы и лошадь была, мы считались богатой семьёй. Мы потом голодали.

Я жизнь прожила, и всю жизнь ненавидела Советскую власть. Я никогда не была ни пионеркой, ни комсомолкой — мама не разрешала.

О войне


— А в войну вы в Архангельске были?

— В войну... Ой, а в войну — это второй страх уже. В войну теплоходы с продуктами шли, а потом их везли поездами. И как начнут вот эти теплоходы подходить к Архангельску по Северной Двине, начинали бомбить. Такой ужас! Я с сыном вылетела один раз из дома, а осколки летят мимо нас, но Бог сохранил нас с ребёнком. Зачем я выскочила без толку? Надо было из дома не выходить, а по крыше-то гром, и весь город горел, полгорода сгорело! Люди бедные выбегали куда-то, потом пропадали. Даже не передать, что это было. Это страшно.

Мне было 20 с небольшим, и я работала учительницей в 5-7 классах. Вела русский язык и черчение, у меня до института были кончены чертёжно-конструкторские курсы. Работала почти бесплатно, на зарплату можно было только хлеб купить по дорогой цене. Одну буханку хлеба! Попробуй, проживи. Так хорошо ещё, что мама у меня была в деревне, там получше было. Мать, бывало, корзину возьмёт, пойдёт к соседям бывшим, где мы жили раньше. Люди ей дадут картошки, вот она нам принесёт. И так мы жили. Только так сохранились.

Я помню, один ученик у меня на уроке умер. Ребята сказали — голодный был. А как уроки проходили? Сидят 30-40 человек. Очень тихо сидят. Голодные все. Замёрзли чернила — ручек-то тогда ещё не было. Сидят в пальто. И я начинаю какую-нибудь литературу читать. Ждём перемены: дадут стакан сладкого чая, и учителю дадут и ребятам, и по полбулочки. Они за этим приходили в школу. Вот так это было!

О Божьей помощи


МОМЕНТ общения
МОМЕНТ общения

— А как вы в Ленинград попали?

— Это потом уже, в 50-м. Мы с мужем разошлись. Он с женщиной нажил ребёнка, и любовь наша — всё! И я с горя поехала в Ленинград, собралась с одним чемоданчиком. Приехала сюда, открыла чемодан, а там — иконка, мама положила мне и не сказала. И всё время мне Бог помогал!

В то время в Ленинграде прописаться было невозможно. Я остановилась у знакомой, и меня на месяц прописали. С месячной пропиской я пошла на работу устраиваться (смеётся). Иду по городу и вижу объявление РОНО. Пришла по объявлению, и меня сразу учительницей взяли, только не по русскому, а по черчению. Думаю: «Слава Тебе, Господи, взяли!» Иду к знакомым — снова объявление, и опять учитель черчения требуется. И тут меня взяли!

В училище сказала одной женщине, что так и так, прописки нет. А она мне записочку написала к одному человеку, чиновнику. Пришла к нему, и он всё сделал. Я в течение жизни ему так благодарна была! Мы общались всю жизнь, как друзья.

По углам я тогда походила. Но 3 года прошло — общежитие дали, потом комнату в сталинском доме, в шикарной и светлой квартире. Я замуж вышла. Я была ещё такая... (с улыбкой). Внешность неплохая у меня была. Он был конструктором на ждановском заводе, в ЦКБ. И мы купили с ним квартиру. Видите, как я шагала!

О счастье


БЛАГОЧЕСТИВЫЕ РОДИТЕЛИ Марии Александровны
БЛАГОЧЕСТИВЫЕ РОДИТЕЛИ Марии Александровны

— Что нужно, чтобы быть счастливым?

— Молиться Богу! Видите, как мне Господь помог? Я бы в Архангельске так не жила! Я приехала сюда, а потом первый-то муж стал проситься, чтобы я взяла его. Но я его не взяла.

Господь всё время помогал мне! Но я верующий человек, всё время я ходила в храм. В Архангельске не часто — там нельзя было. Там на виду всё, запрещали. Одну учительницу математики уволили, со мной вместе работала. Она пела на клиросе. А здесь не страшно было! Жила на Садовой — в Никольский собор ходила, а потом в Александро-Невскую лавру. И в семинарию ходила, очень красиво там, хор замечательный! А теперь не могу...

Я с детства верующий человек. Меня воспитывали так, что есть Господь. У нас дома такие иконы красивые были! Родители учили быть хорошим, честным человеком. Так воспитали правильно. Зато потом мне было тяжело. Я думала, кругом — как я. А оказалось — нет...

Сын спрашивает: «Мама, где у тебя иконка та?» Я говорю: «Вадим, украли, ходила ведь я по углам-то, украли хозяева». Сын тоже верующий. Ему скоро будет 76, очень любит читать «Вечный Зов». И внуки ходят в церковь. У меня два внука и четыре правнука.

О времени


— Вот интересно: раньше люди жили хуже, а сейчас живут лучше. Но многие жалуются. Счастья им не хватает...

— В нашей жизни пожили б они! Им всего здесь хватает. Только работай — можно заработать и нормально жить. Ведь это — небо и земля, как сейчас вы живёте, и как мы жили. Ой, как плохо мы жили! Хотя видите, я из богатой крестьянской семьи. Крестьяне много, тяжело работали и жили бы нормально, если бы не Советская власть. А Советская власть — не дай Господи никому такое пережить, все эти издевательства! Я помню, когда было раскулачивание, 13 лет мне было, я училась в 6 классе. Школа в центре города, и мы сидим на первом этаже. Идёт толпа людей с кошёлками. Идут и останавливаются, от голода идти не могут. Постоят, потом идут... и будто умирают на глазах у нас. И целый день идёт толпа. Куда-то высылают их. И день, и, говорят, всю ночь так шли... Так что это за власть такая? Это страшно, понимаете — идут и падают! И мы, дети, вставали всем классом и начинали кричать на учителя, будто он виноват: «Почему это так?» Вот как было.

Сейчас-то жизнь получше стала. Вот сейчас, при Путине, мне очень нравится. Остальных ненавидела всех — и в советское время, и после! Я всё время читаю газеты, смотрю телевизор. Он у меня на кухне, я там чай пью и смотрю последние известия. Ни концерты, ни какие-то программы мне уже не интересны. Только «Спас» и новости по всем каналам.

О жизни и о смерти


МАРИЯ АЛЕКСАНДРОВНА: «Читайте “Вечный Зов”!»
МАРИЯ АЛЕКСАНДРОВНА: «Читайте “Вечный Зов”!»
— Вы думали, что проживёте столько лет?

— Не думала, и не было расчёта. Меня спрашивают: как вы жили, как сохранили здоровье? Как я его сохранила при такой жизни, ну как? Ведь у меня такой тяжёлый труд был. Это Богом дано, я считаю. Не потому, что я такая добрая-хорошая, или в рубашке родилась.

Я всех пережила! И друзей уже нету, знакомые только. По телефону иногда общаюсь. Живу одна, ко мне приходят помогать. Вы знаете, я смерти не боюсь. И никакого страха нет, что я умру. Наверно, годы вот такие... Я готова прожить столько, сколько проживу, только бы мне не мучиться. Я никаких лекарств не принимаю.

Я недавно причастилась. У меня приятельница здесь недалеко живёт, она в храме работает, вот она мне священника и привела. Но я хочу его ещё раз пригласить. Он был 2 месяца назад, а Леночка (приятельница) говорит, что надо чаще вызывать.

Вот так живу, и слава Богу! Мне Господь всё время помогает, если заболею. Разве не Господь мне дал 101 год прожить? Ну, да я ещё год-то проживу. А может быть, и больше, потому что у меня всё хорошо. Я могу на скамейку выйти, мне депутаты поставили скамейку, которая вот у крыльца.

— Что бы вы людям пожелали?

— Читайте «Вечный Зов», такая интересная газета! Всем знакомым даю и соседям. Одно удовольствие читать её. Вот тут я сплю, и у меня тут лампа, и газета рядом. Я лежу в постели и читаю. Не могу без чтения никак.

Материал подготовила Ксения РОМАНОВА
Фото Сергея Романова


| К оглавлению | К предыдущей странице | К следующей странице |

Спаси вас Господи!

Все права на материалы, находящиеся на сайте VZOV.RU, охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, об авторском праве и смежных правах. При любом использовании материалов сайта и сателлитных проектов, гиперссылка (hyperlink) на VZOV.RU обязательна.

Адрес электронной почты редакции газеты: mail@vzov.ru

©VZOV.RU, 2001—2017

Начало   Карта сайта   Контакты   Архив   Наверх