Газета «Вечный Зов»
электронная версия газеты
Начало
Карта сайта
Контакты
Архив

Номера газет:
2017 год
2016 год
2015 год
2014 год
2013 год
2012 год
2011 год
2010 год
2009 год
2008 год
2007 год
2006 год
2005 год
2004 год
2003 год
2002 год
2001 год
Пожертвование в пользу Фонда Альфа и Омега
Отзывы о газете

| К оглавлению | К предыдущей странице | К следующей странице |

Убийство XX века



К 99-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РАССТРЕЛА РУССКОГО ЦАРЯ

ЗА ТРИ ДНЯ ДО ЗЛОДЕЯНИЯ для царской семьи было совершено богослужение. Когда запели молитву «Со святыми упокой...», вся семья неожиданно встала на колени. В тот день, по свидетельству очевидцев, они выглядели как-то необычно угнетённо. Словно предчувствуя близкий конец, они пропели погребальную песнь над самими собой...

В ночь на 17 июля 1918 года за ними пришли, сказав, что их вывозят из города. Вместо этого их привели в подвал; здесь стояло несколько стульев, и государь с наследником на руках сел посередине. Кроме царской семьи, тут находились доктор Боткин и слуги. Ждали знака к отъезду. Вдруг в подвал вошёл комиссар Юровский в сопровождении солдат и объявил о предстоящем расстреле. Государыня успела перекреститься; она была убита сразу, одновременно с государем. Алексей и царевна Анастасия мучились дольше всех; первая пуля не принесла им смерти, и солдаты добили их штыками. Доктор Боткин и трое слуг разделили участь царской семьи.




НЕКОТОРЫЕ ИТОГИ ПРАВЛЕНИЯ НИКОЛАЯ II

За двадцать лет правления Николая II население империи возросло на пятьдесят миллионов человек — на 40%; естественный прирост населения превысил три миллиона в год. Наряду с естественным приростом заметно повысился общий уровень благосостояния.

Так, потребление сахара с 25 млн пудов в год (8 фунтов на душу в 1894 году) превысило 80 млн пудов (18 фунтов на душу) в 1913 г. Увеличилось и потребление чая (75 млн кг в 1913 г.; 40 млн в 1890 г.).

Урожай хлебных злаков (ржи, пшеницы и ячменя), достигавший в начале царствования, в среднем, немногим более двух миллиардов пудов, превысил в 1913-1914 гг. четыре миллиарда.

Удвоилось количество мануфактуры, приходящейся на голову населения: несмотря на то, что производство русской текстильной промышленности увеличилось процентов на сто, ввоз тканей из-за границы также увеличился в несколько раз.

В правление Николая II Россия неуклонно становилась великой индустриальной державой: за 20 лет производительность русской промышленности увеличилась вчетверо. Россия являлась тогда кормилицей всей Европы: в 1913 году урожай хлеба у нас был на треть выше, чем в США, Канаде и Аргентине, вместе взятых! Росло народонаселение; российский рубль был подлинно золотым, ибо денежное обращение на 100% обеспечивалось золотой наличностью.

Служение народу Николай II воспринимал как свою священную обязанность; к подданным он относился, как любящий отец. Царь обладал высочайшим правом помилования приговорённых к смертной казни; торжество христианской любви над всеобщей юридической нормой в этой государственной привилегии, данной Божиему избраннику, проявлялось особенно ясно.

Вклады в государственных сберегательных кассах возросли с трёхсот миллионов в 1894 г. до двух миллиардов рублей в 1913 г.

С 1200 млн в начале царствования бюджет достиг 3,5 миллиардов. Год за годом сумма поступлений превышала сметные исчисления; государство всё время располагало свободной наличностью. За десять лет (1904-1913 гг.) превышение обыкновенных доходов над расходами составило свыше двух миллиардов рублей. Золотой запас госбанка с 648 млн (1894 г.) возрос до 1604 млн (1914 г.). Бюджет возрастал без введения новых налогов, без повышения старых, отражая рост народного хозяйства.

Протяжение железных дорог, как и телеграфных проводов, более чем удвоилось. Увеличился и речной флот — самый крупный в мире. (Пароходов в 1895 году было 2539, в 1906 — 4317). Вот что писал о последних днях царствования Николая II Уинстон Черчилль:

«Ни к одной стране судьба не была так жестока, как к России. Её корабль пошел ко дну, когда гавань была в виду. Она уже претерпела бурю, когда всё обрушилось. Все жертвы были уже принесены, вся работа завершена. Отчаяние и измена овладели властью, когда задача была уже выполнена...

Согласно поверхностной моде нашего времени, царский строй принято трактовать как слепую, прогнившую, ни на что не способную тиранию. Но разбор тридцати месяцев войны с Германией и Австрией должен был исправить эти легковесные представления. Силу Российской империи мы можем измерить по ударам, которые она вытерпела, по бедствиям, которые она пережила, по неисчерпаемым силам, которые она развила, и по восстановлению сил, на которое она оказалась способна».


О ЦАРЕУБИЙСТВЕ

Мы должны осудить это дело...

«Мы, к скорби и стыду нашему, дожили до такого времени, когда явное нарушение заповедей Божиих уже не только не признаётся грехом, но оправдывается как нечто законное. Так, на днях совершилось ужасное дело: расстрелян бывший Государь Николай Александрович по постановлению Уральского областного совета рабочих и солдатских депутатов, и высшее наше правительство — исполнительный комитет — одобрил это и признал законным. Но наша христианская совесть, руководствуясь Словом Божиим, не может согласиться с этим. Мы должны, повинуясь учению Слова Божия, осудить это дело, иначе кровь расстрелянного падет и на нас, а не только на тех, кто совершил его... Пусть за это называют нас контрреволюционерами, пусть заключают в тюрьмы, пусть нас расстреливают...»

Из проповеди святителя Тихона, Патриарха Всероссийского, 7/20 июля 1918 года

Царь-Мученик остался неоплаканным

«Ещё более должно нас поражать и удручать бесчувствие самого русского народа, с каким он отнёсся к страдальческой кончине своего Государя. Когда его невинная кровь, соединившись с кровью его супруги и юных детей, пролилась в мрачном подвале Ипатьевского дома, это потрясающее событие, от которого, казалось, могли содрогнуться самые камни, не вызвало ни ужаса, ни острой скорби в толще русского народа, почти не заметившего его в шуме общих потрясений революции. Царь-мученик остался неосетованным и неоплаканным своими подданными».

Митрополит Анастасий (Грибановский)

Отрезвляющий удар

«Мученическая смерть Государя и всей его семьи потрясла русское сердце уже тогда, в тот момент, когда она совершилась, сейчас же, немедленно. И она была тогда для многих отрезвляющим ударом — ударом, исцеляющим от опьянения угаром революции».

Архиепископ Нафанаил (Львов)










РОССИЯ

Сергей Бехтеев, русский поэт, Орел, 1917

Была Державная Россия; Была великая страна, С народом мощным, как стихия, Непобедимым, как волна. Но под напором черни дикой, Пред ложным призраком «свобод», Не стало родины великой, Распался скованный народ. В клочки разорвана порфира, Растоптан царственный венец, И смотрят все державы мира, О Русь, на жалкий твой конец! Когда-то властная Царица, Гроза и страх своих врагов, Теперь ты жалкая блудница, Раба, прислужница рабов! В убогом рубище, нагая, Моля о хлебе пред толпой, Стоишь ты, наша Мать родная, В углу с протянутой рукой. И в дни народной деспотии, В бродяге, нищенке простой, Никто не узнаёт России И не считается с тобой. Да будут прокляты потомством Сыны, дерзнувшие предать С таким преступным вероломством Свою беспомощную Мать!

Материал подготовила Ирина ВАСНЕЦОВА

| К оглавлению | К предыдущей странице | К следующей странице |

Спаси вас Господи!

Все права на материалы, находящиеся на сайте VZOV.RU, охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, об авторском праве и смежных правах. При любом использовании материалов сайта и сателлитных проектов, гиперссылка (hyperlink) на VZOV.RU обязательна.

Адрес электронной почты редакции газеты: mail@vzov.ru

©VZOV.RU, 2001—2017

Начало   Карта сайта   Контакты   Архив   Наверх