Газета «Вечный Зов»
электронная версия газеты
Начало
Карта сайта
Контакты
Архив

Номера газет:
2018 год
2017 год
2016 год
2015 год
2014 год
2013 год
2012 год
2011 год
2010 год
2009 год
2008 год
2007 год
2006 год
2005 год
2004 год
2003 год
2002 год
2001 год
Пожертвование в пользу Фонда Альфа и Омега
Отзывы о газете

| К оглавлению | К предыдущей странице | К следующей странице |

Вот и пришла на Украину Варфоломеевская ночь


АРХИМАНДРИТ СОФРОНИЙ (САХАРОВ) О ЕРЕСИ КОНСТАНТИНОПОЛЬСКОГО НЕО-ПАПИЗМА

15 ДЕКАБРЯ СЕГО ГОДА В КИЕВЕ СОСТОЯЛСЯ ТАК НАЗЫВАЕМЫЙ «ОБЪЕДИНИТЕЛЬНЫЙ СОБОР», ставший ещё одним шагом на пути раскольников к долгожданной «автокефалии». Был выбран предстоятель новой «церкви» — Епифаний (Думенко). Устав новой «церкви» разрабатывался в Фанаре. «Предстоятель» именуется теперь не патриархом, а митрополитом, миро для «таинства» будет доставляться из Стамбула. Так получила ли новая «церковь» долгожданную свободу? Нет. Прав и свобод у неё будет гораздо меньше, чем у канонической УПЦ.

В чём же идеологическая подоплёка произошедших событий? И где кроются истоки столь агрессивных антиканонических действий патриарха Варфоломея? Об этом можно прочесть в данной статье.


Глава Вселенской Православной Церкви — Христос


В настоящее время мы переживаем обострение той внутрицерковной проблемы, которую можно назвать «самоположением» Константинопольским Патриархатом самого себя во мнимую главу Вселенской Православной Церкви. На самом деле проблема эта существует не первое десятилетие и уходит корнями в глубину истории Церкви. Конечно, она связана с общей склонностью человека ко греху гордости, борьба с которой не прекращается, а подчас и усиливается при посвящении человека в церковный сан. Страшный опыт Иуды, разделявшего Тайную Вечерю, как и многие другие трапезы, со Христом, тому яркий пример всем векам и народам. По свидетельству множества святых отцов, грех гордости является корнем всякого грехопадения. И этот грех наносит сугубый вред церковному телу, всему народу Божьему, возглавляемому в действительности Самим смиреннейшим и кротчайшим Господом нашим Иисусом Христом.

Идею современного богословского умозрения Константинопольского Патриархата о Патриархе Константинополя как «главе всех православных» обличают древние великие святые — Предстоятели этой кафедры. Да, любой Патриарх это именно «Предстоятель», а не «глава» Церкви. Святители Григорий Богослов и Иоанн Златоуст свидетельствуют, опираясь на Священное Писание, что один у нас глава Церкви — Христос. «Мы составляем одну Церковь, стройно составленные члены одной Главы» — Господа Иисуса Христа.

Идея нео-папизма в ХХ веке




Активизация в Константинопольской Церкви идеи восточного нео-папизма происходит в ХХ веке. Ещё в 1950-м году, почти 70 лет назад, архимандрит Софроний (Сахаров) свидетельствовал об опасных тенденциях, набирающих обороты в Константинопольском Патриархате: «В настоящее время в недрах нашей Святой Церкви появилась великая опасность извращения догматического учения о ней, следовательно, и опасность извращения её бытия, потому что догматическое сознание органически связано со всем ходом внутренней духовной жизни. Измените в догматическом сознании что-либо — и неизбежно в соответствующей мере изменится и образ вашего духовного бытия. И наоборот: уклонение от истины во внутренней духовной жизни приведёт к изменению в догматическом сознании. Потеря догматической истины своим неустранимым следствием будет иметь потерю возможности истинного богопознания, полнота которого дана Церкви... Искажение в чём бы то ни было частном непременно отразится и на целом.

Если мы теперь исказим учение о Церкви, а следовательно... и образ её бытия, то как может Она послужить Своим сынам путём к Истине? Вы спросите, но в чём же это искажение видно теперь? Отвечаем: в Константинопольском нео-папизме, который быстро из фазы теоретической пытается перейти в практическую».

Как подчёркивает архимандрит Софроний, в падшем мире «папистские тенденции» вполне естественны. Причём, к сожалению, «они свойственны не только древнему Риму, но и Востоку, где не раз зарождались в Византии. Однако Бог до сих пор хранил Восточную Церковь, и эти тенденции угасали, не нарушая глубокого мира Церкви».

Примером огнеопасного «искрения» в жизни, производимого грехом гордости, может явиться давний спор о возможности наименования Предстоятеля Константинопольской Церкви титулом «Вселенский». Слабые попытки обосновать усвоение этого термина, принадлежащего всей церковной полноте, Предстоятелям одной из Поместных Церквей за счёт идеи о «вселенной» как о православной Империи, в частности, Византийской Империи, не находят сколько-нибудь серьёзного подтверждения.



Так, А. В. Карташёв приводит «свидетельство Анастасия Библиотекаря (IX в.), также бывшего апокрисиарием папы в Константинополе», о том, что в Византии оправдывали применение термина «Вселенский» к Патриархам Константинопольским тем, что сужали значение термина до значения «восточно-имперский, всегреческий, всевизантийский». Однако, по признанию самого Карташёва, отмечавшего неоправданность данного «сужения», практика титуляции Патриархов «Вселенскими» напрямую связана «с тенденцией возвышения». Не случайно он приводит исторические свидетельства о несогласии, даже негодовании, святителя Григория Великого с принятием и утверждением такой практики на Востоке. Ведь само Евангелие говорит нам о вселенной именно как о всём мире, где оно должно быть проповедано: «И проповедано будет сие Евангелие Царствия по всей вселенной...» (Мф. 24:14). И это отнюдь не связано с политическими вопросами границ тех или иных государственных образований, поддерживающих Православную Церковь или нет, согласных на принятие освящения на свою деятельность церковной молитвой и таинствами или не согласных.

Святоотеческие творения используют термин «вселенский» для обозначения всего мира


Святоотеческие творения используют по преимуществу термин «вселенский» далеко не в узком смысле «византийского» мира, но для обозначения всего человеческого мира. Так, святитель Кирилл Иерусалимский говорит в своих «Огласительных беседах», что «Иисус воспринял на Себя грехи вселенной», тогда как первозданный Адам привлёк своим грехом «всемирную смерть». Соборы, называющиеся и признанные Церковью «Вселенскими», также являлись отнюдь не чисто «византийским» явлением, но несли, несут доныне и будут нести всегда именно всемирное значение, будучи высшим органом власти с человеческой стороны нашей Церкви!

Таким образом, присвоение одной Поместной Церковью титула, соответствующего всей полноте Соборной Церкви (вселенскость является одним из качеств Соборной и Единой Церкви Христовой), нельзя трактовать иначе, как узурпацию одной церковной «ипостасью», одной Поместной Церковью, того свойства, которое принадлежит лишь всем ипостасям церковным вместе, являясь, по сути, природным, а не ипостасным свойством. Эту линию узурпации общих церковных свойств частной Поместной Церковью подхватят впоследствии римо-католики, усвоив своей Поместной Церкви всецерковный титул «кафолический», то есть Соборный.

В нынешнее время титул «Вселенский», так и оставшийся (по сути, незаконно) у Предстоятелей Поместной Константинопольской Церкви, стал постепенно превращаться из чисто титулярного в осмысленный, якобы дающий право на первенство авторитета и власти его обладателям.

Догмат о Святой Троице как основание учения о Церкви


Одним из ответов на активизацию подобных тенденций и стала статья архимандрита Софрония «Единство Церкви по образу Единства Святой Троицы». В её основе лежит утверждение, что — основанием учения о Церкви — Православной Экклезиологии — является учение о Святой Троице — Православная Триадология. «Соборное начало Православной Церкви — есть бытие по образу Единосущной и нераздельной Троицы», — вот главная мысль архимандрита Софрония. Выдвижение автором на первый план триадологического аспекта вызвано угрозой разделения, повреждения телу Церкви Христовой, которое несёт в себе нео-папизм.

«Полнота догматической жизни Церкви, — пишет отец Софроний, — никогда не прерывается и не умаляется по существу. Однако в различные исторические эпохи тот или иной аспект единого, органически-целостного догматического учения Церкви становится в центр внимания, в силу грозящей опасности потерять истину в её целом, вследствие потери в частном».

Утрата догматического видения, сдача позиций, отражающаяся на историческом облике Церкви, далёком от того совершенства, к которому она призвана, происходит в силу оскудения любви. «Мы потеряли любовь, и отсюда у нас разделения и нехристианские стремления к преобладанию над братьями», «потому мы неспособны до глубины познать наше всечеловеческое единосущие и равенство».

Преподобный Сергий Радонежский учил наших предков: «Воззрением на Святую Троицу преодолевается ненавистная рознь мира сего». Преодоление розни и распада осуществимо лишь в Церкви, видение которой в свете Троичного догмата позволяет мыслить, жить и хранить церковное единство по образу Триединого Бытия. В непостижимом совершенстве Троичного Бытия мы видим, по мысли архимандрита Софрония, «утверждение о равнобожественности, равноцарственности, равногосподства... равноабсолютности трёх Лиц Святой Троицы». И как во внутритроичной жизни нет «и тени подчинения, субординации», так и отношения между Поместными Церквями, призванные являть образ Триединого Бытия, исключают какую-либо доминацию по отношению друг к другу.

Догмат о Святой Троице свидетельствует о совершенной любви, «исключающей всякий вид преобладания одного Лица над другими». Потому Церковь отвергает «все виды субординационизма, исповедуя о Святой Троице: “Ничтоже (в Ней) более, и ничтоже менее: но целы три ипостаси, соприсносущны суть Себе и равны”».

О ереси Константинопольского нео-папизма


КАК охарактеризовать этот взгляд?
КАК охарактеризовать этот взгляд?

Уже в середине ХХ века, архимандрит Софроний предупреждал нас, что Константинопольский нео-папизм, несмотря на своё зачаточное состояние, стремительно развивается. Он «уже много раз изменял своё лицо, и потому не представляется возможным чётко охарактеризовать его». Его адепты «сначала признали преимущество юрисдикционных прав за Константинополем, “потому что он имеет первенство во Вселенской Церкви”. Затем они стали утверждать за Константинополем право высшей апелляционной инстанции во Вселенской Церкви, забывая вековую борьбу против притязаний Рима на это право; забывая, что именно эти притязания Рима привели к великому и окончательному разделению Церквей (1054)». Сторонники Константинопольского нео-папизма забыли также, что на Флорентийском Соборе 1439 г. Рим подобным образом добивался от Востока признания за ним «права высшей апелляционной инстанции во Вселенской Церкви». Однако каноны Вселенских и Поместных Соборов отрицают подобное право за какой бы то ни было Поместной Церковью. И сама Константинопольская Церковь твердо придерживалась этой православной позиции в борьбе против притязаний Рима.

«Провозгласив римо-католический принцип развития, — продолжает отец Софроний, — они признали за Константинополем исключительное право на всю православную диаспору в мире, отрицая таковое за прочими автокефальными Церквями в отношении своей диаспоры. Не имея для этого никаких оснований ни в каноническом строе Церкви, ни в Её вековой практике, они, подобно Первому Риму, стали утверждать эти права не на основании канонов, а на основании повелений “Самого Бога”».

Не без удивления приводит архимандрит Софроний их слова, согласно которым «БОГ (?) повелел» им «блюсти не только единство веры и благодатных установлений, не только единение в любви, но и нерасторжимое ЕДИНСТВО священной иерархии и ЦЕРКОВНОГО УПРАВЛЕНИЯ как ВО ВСЕЙ ВСЕЛЕННОЙ, так и в каждом месте, где существует Церковь». Как далеко может пойти подобная мысль, где положен предел такого рода утверждениям, уже не говорим — догматический, хотя бы нравственный, просто человеческий?

По слову архимандрита Софрония, «Римо-папизм довёл иерархическое строение “до конца”, выделив из всего тела Церкви некоего епископа как единственного носителя непогрешимости, и тем самым в бытии Церкви утерял образ бытия Святой Троицы, Её единосущия и равенства Ипостасей». На этот же путь встал Константинопольский нео-папизм, который нашёл наиболее яркое выражение в «Окружном послании» Патриарха Афинагора, изданном в 1955-м г. Логика послания проста: «Если Первый Рим отпал, то на его место становится Второй Рим, с теми же правами и той же аргументацией».

Этим посланием принадлежность к Вселенской Церкви поставляется «в прямую зависимость от связи с Константинополем» — Вторым Римом. Да, Константинополь «не устанавливает ещё своего иносущия другим автокефальным Церквам, но мыслит их уже умалёнными перед собой: Константинополь — всё, Он — Вселенская Церковь, а прочие — части, и лишь постольку принадлежат к Вселенской Церкви, поскольку связаны с Константинополем».

«Нужно ли говорить, — вопрошает отец Софроний, — что эта форма папизма также является экклезиологической ересью, как и Римский папизм? Нужно ли говорить о том, что, осуществлённый в жизни Церкви, он неизбежно приведёт к извращению всего духовного образа нашего бытия? Связывая, подобно Первому Риму, с локальным моментом (а в отношении Константинополя нужно добавить, и расовым — греческим), исключительные права на власть и учительство в Церкви, он возвращает нас к тем временам, о которых читаем в Евангелии: “Отцы наши поклонялись на этой горе; а вы говорите, что место, где должно поклоняться, находится в Иерусалиме” (Ин. 4:20)».

О нарушении Константинополем принципа автокефалии


ЕПИФАНИЙ, новоизбранный предстоятель ПЦУ (слева) долгое время находился в тени Филарета
ЕПИФАНИЙ, новоизбранный предстоятель ПЦУ (слева) долгое время находился в тени Филарета

Если говорить о настоящем времени, то ложь церковно-политических амбиций Стамбульских перекройщиков церковно-политической карты мира особенно сквозит в том, что, якобы защищая право на автокефалию других Церквей, Константинополь, выйдя за пределы как канонического поля, так и догматического, это право грубо нарушает, поскольку своими действиями опрокидывает сам принцип автокефальности. Так, раскрывая один из самых существенных моментов Энциклики Патриарха Афинагора, архимандрит Софроний говорит о явной тенденции «подорвать принцип равнодостоинства автокефальных Поместных Церквей», иными словами, речь идёт о борьбе Константинополя с «принципом автокефальности».

Даже если допустить, что Константинополь «действительно может назвать себя общей всем Церквям Матерью... всё равно, — отмечает отец Софроний, — выводить подчинение из факта исторического материнства — будет отступлением от православной триадологии, согласно которой Отечество или Сыновство не устраняет полноты равенства. Рождаемое из существа — равно Рождающему. Так мыслили святые отцы».

Для ещё большего подтверждения озвученной мысли архим. Софроний приводит пример Иерусалимской Церкви, являющейся «единственною бесспорною Матерью всех Церквей, не исключая и Первого Рима». Она служит наглядным примером того, «что в жизни Церкви факт материнства не признавался основанием не только власти, но даже и чести».

«Рим хвалится гробом Петра. В Иерусалиме — Светлейший Гроб Самого Спасителя мира. Рим хвалится “алою кровью” Петра и Павла. В Иерусалиме пролил Свою Божественную Кровь Искупитель мира. Рим хвалится славою “вечного града”. В Иерусалиме учил, страдал и воскрес Великий Царь Славы — Господь. Там же, на горе Елеонской, Он благословил Учеников и во славе вознёсся на небо. Там же, в Сионской горнице, Дух Святой сошёл на апостолов и бывших с ними, то есть на Церковь Вселенскую. Там прошла жизнь Всесвятейшей Богоматери. Там же состоялся первый Апостольский Собор под председательством Иакова, брата Господня. И однако, несмотря на всё это, в период до Первого Вселенского Собора он утерял даже свою самостоятельность и находился в подчинении Митрополиту Кесарии Палестинской».

Выступая против появившегося в недрах Святой Церкви нео-папизма, архимандрит Софроний подчёркивает: «Мы отвергаем всякий “Рим”: и Первый, и Второй, и Третий, если речь идёт о внесении принципа субординации в бытие нашей Церкви. И Римский, и Константинопольский, и Московский, и Лондонский, и Парижский, и Нью-Йоркский, и всякий иной папизм мы отвергаем, как экклезиологическую ересь, искажающую христианство».

Верно исповедуемый принцип автокефалии, в основе которого лежит сознание единосущия, говорит нам о равнодостоинстве Поместных Церквей, по образу равнодостоинства Лиц Святой Троицы: «Ни место, ни титул, ни расовое происхождение — в Церкви не дают преимущества в отношении власти или учительства пред другими местами или народами». Это есть догматическое видение и осмысление принципа автокефалии, которое в эсхатологической перспективе, в своём последнем осуществлении позволяет говорить «об общей надежде, что не только всякая Поместная Церковь, но и каждый отдельный член её, каждая отдельная личность-ипостась, должна быть носителем ВСЕЙ КАФОЛИЧЕСКОЙ ПОЛНОТЫ церковного бытия по образу Святой Троицы, где каждая Ипостась является носителем всей абсолютной полноты Божеского Бытия; разумеется, не чрез устранение или поглощение других Лиц-Ипостасей, а чрез пребывание в полноте и целостности единства сущности».

О догматическом видении и церковном сознании


ДАЙ БОГ, чтобы последняя встреча двух патриархов не стала последней
ДАЙ БОГ, чтобы последняя встреча двух патриархов не стала последней

В контексте современных событий мы ещё раз убеждаемся, насколько догматическое видение определяет духовный, канонический и любой другой план жизни Церкви. И, несмотря на то, что «проекция нетленного, благодатного начала Церкви в условиях нашего земного, падшего бытия неизбежно приобретает некоторую условность, и потому канонический строй Церкви не является абсолютной юридической нормой», всё же он «всегда сохраняет неизменными свои глубокие корни, свою сущность, и не может противоречить нашему догматическому сознанию», как не может противоречить учение о Церкви православному учению о Святой Троице.

Применительно к сегодняшней ситуации можно видеть, как сторонники «Украинской автокефалии» стараются нивелировать именно догматический аспект вопроса, пытаясь «решить» его вне церковного поля и обсуждения. Поэтому, несмотря на приводимые аргументы для обоснования своего первенства теми, кто желает его и добивается, — по сути своей, всё это проявление фарисейства, лицемерного движения против любви, а значит — греха, который есть не просто нарушение этической нормы, но преступление против любви Отчей.

К сожалению, последние действия Фанара вновь поставили под угрозу сохранение мира и церковного единства. Патриарх Варфоломей в одностороннем порядке принял решение, которое заведомо несёт в себе разделение, не уврачевание раскола, а ещё большее его усугубление. И какие бы канонические и исторические причины ни приводились для оправдания совершаемых действий, в них нет ни евангельского духа, ни братской любви, но есть единственно попытка утвердить свою власть и превосходство в отношении «меньших». Стремление к преобладанию, разрушающее всё на земле, есть результат выпадения из догматического сознания, утраты церковного мышления теми, кто, казалось бы, в первую очередь призван хранить Богом заповеданное единство. В своё время ими не был услышан голос тех, кто в лице архимандрита Софрония призывал к осознанию «стоящих... догматических вопросов, как вопросов кардинального значения в деле спасения».

Архимандрит Софроний прямо говорил о духе властолюбия и стремлении к преобладанию над собратьями, которым оказались заражены Царьградские Патриархи, вначале поддержавшие (Мелетий IV) обновленческий раскол и нанёсшие удар Первосвятителю — святителю Тихону Московскому в тяжелейшее время испытаний для Русской Церкви, а затем выступившие (Афинагор) с доктриной об исключительных правах Константинопольского Патриарха. Их действия, по глубокому убеждению архимандрита Софрония, явились не только грубейшим попранием канонов, но, главным образом, следствием серьёзной догматической ошибки, в которую впали занимавшие Царьградскую кафедру Первоиерархи и их сторонники.

В заключение, вслед за архимандритом Софронием, приведём слова Патриарха Алексия I, которые напоминают молитву о единстве Церкви. Его мысль была о первосвященстве Первого Рима, но в свете сегодняшних событий можно со всей уверенностью воспринять её как молитву и о первосвященстве Рима Второго: «Христос сказал Своим ученикам: “Кто хочет между вами быть большим, да будет вам слугою; и кто хочет между вами быть первым, да будет вам рабом” (Мф. 20:26-27). Да просветит Господь мысленные очи Римского (и Константинопольского) первосвященства и да возымеет оно в себе, при помощи Божией, силу Духа, чтобы отказаться от честолюбивого стремления утвердить земное главенство своё среди всех апостольских преемников!».

Иеромонах Кирилл (ЗИНКОВСКИЙ), доктор богословия, иеромонах
Мефодий (ЗИНКОВСКИЙ), доктор богословия,
Иеромонах Варнава (СНЫТКО)

(В сокращении)
(Источник: «Православие.ру»)



Кстати говоря

В РПЦ посчитали «объединительный собор» на Украине политическим мероприятием




В РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ СЧИТАЮТ, что так называемый объединительный собор, который прошёл 15 декабря в Киеве, стал событием политической, а не церковной жизни.

«В потоке речей, которые прозвучали сегодня от политиков и неполитиков Украины, очень много говорилось о москалях, стране-агрессоре и новой свободе... И ничего — о вере, Христе и Евангелии. Вот, собственно, и всё», — написал в своем телеграм-канале глава синодального Отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Владимир Легойда.

По его мнению, собор на Украине не стал объединительным, а новая «церковь» не будет автокефальной. «Сегодняшнее собрание не стало объединительным. И стать таковым не могло, так как в нём как не собиралась, так и не приняла участия единственная каноническая Церковь Украины во главе с Блаженнейшим митрополитом Онуфрием», — пишет В. Легойда.

Таким образом, продолжает он, на Украине как был и как положено один митрополит, который имеет полное право называться Киевским, так и остаётся. «А как объяснить неожиданно взявшегося ещё одного («вдруг откуда ни возьмись») — это пусть теперь Стамбульский патриарх думает. Что и как сказать другим поместным Церквам», — добавил спикер Русской церкви.

Кроме того, по его словам, самостоятельность (автокефалия) новой структуры остаётся «под большим вопросом»: та информация об уставе, которая была опубликована недавно в украинских СМИ, говорит одно: «автокефалия будет существовать лишь на словах». «На деле — полная зависимость от Стамбула», — отмечает В. Легойда.

| К оглавлению | К предыдущей странице | К следующей странице |

Спаси вас Господи!

Все права на материалы, находящиеся на сайте VZOV.RU, охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, об авторском праве и смежных правах. При любом использовании материалов сайта и сателлитных проектов, гиперссылка (hyperlink) на VZOV.RU обязательна.

Адрес электронной почты редакции газеты: mail@vzov.ru

©VZOV.RU, 2001—2019

Начало   Карта сайта   Контакты   Архив   Наверх