Газета «Вечный Зов»
электронная версия газеты
Начало
Карта сайта
Контакты
Архив

Номера газет:
2018 год
2017 год
2016 год
2015 год
2014 год
2013 год
2012 год
2011 год
2010 год
2009 год
2008 год
2007 год
2006 год
2005 год
2004 год
2003 год
2002 год
2001 год
Пожертвование в пользу Фонда Альфа и Омега
Отзывы о газете

| К оглавлению | К предыдущей странице | К следующей странице |

Ну, здравствуй, сын!


В НОЧЬ С 9 НА 10 ИЮНЯ отошёл ко Господу духовник Рождества Богородицы женского Снетогорского монастыря архимандрит Гермоген (Муртазов), в схиме схиархимандрит Тихон. Отпевание почившего старца было совершено в Снетогорском монастыре митрополитом Тихоном (Шевкуновым). По благословению Святейшего Патриарха Кирилла, схимархимандрит Тихон был похоронен в пещерах Псково-Печерского монастыря.

АРХИМАНДРИТ ГЕРМОГЕН (МУРТАЗОВ), в миру Александр Иванович Муртазов родился в 1935 году, недалеко от города Чистополя в Татарии в православной русской семье. Родители — Иван Фёдорович и Дарья Матвеевна, оба 1911 года рождения. Батюшка был вторым ребёнком в семье. Старшая сестра Анастасия, 1933 года рождения (монахиня Сергия, умерла в 2008 г.); младший брат Борис, 1936 года рождения (сейчас иеродиакон Никон).

Ниже мы публикуем рассказ архимандрита Гермогена о себе и своём служении.

* * *

«Жили неподалёку от Чистополя. Воспитывались мы, дети, в православной вере. Бабушка Марфа Васильевна, мать отца, была очень набожна. Она жила с нами. У неё было много детей, но все они умирали в младенчестве. Когда родился Иоанн, мой папа, бабушка пошла в храм, к чудотворной иконе Божией Матери «Скоропослушница», заказала водосвятный молебен и окропила младенца. И Бог его сохранил.

Семья наша была среднего достатка. Была у нас лошадь, но в коллективизацию её отобрали. Папа работал трактористом. В 1941 году его призвали на фронт. Мне было тогда 6 лет, я помню, как он уходил, я провожал его, держась за руку, до околицы. Папа не вернулся. Последнее письмо пришло из Торопца, Тверской области.

Стали мы жить одни. Мама была полуграмотная, но воцерковлённая, с хорошим голосом, она пела на клиросе. Потом церковь закрыли. Мама работала уполномоченным по сбору налогов, потом лесником, потом завхозом в больнице. Я всегда ей помогал и был, таким образом, всегда «на народе». Освоил все эти работы — выдача леса, например. Лошадь, коровы — всё это я умел. С детства привык к труду. За пять километров ходил в школу, закончил 7 классов, потом ещё 2 года учился. 10 классов тогда мало кто оканчивал.

Когда мама работала лесником, то в доме нашем часто собирались люди для совместной молитвы. Я бегал и собирал народ. Потом я сам стал работать — на почте вторым агентом. Потом армия: служил 2 года в Баку, в зенитной артиллерии.

ОН НЕ УМЕР, но перешёл в иной мир
ОН НЕ УМЕР, но перешёл в иной мир

* * *

В моё отсутствие семья переехала в г. Чистополь. И там была церковь. А раньше там был монастырь, и хор церковный состоял из монашек. Домик наша семья купила на паях с монашками. И когда я вернулся из армии, то монашки стали говорить со мной о поступлении в Духовную семинарию в Саратов. Стал я готовиться: надо было бегло читать по-церковнославянски, знать Закон Божий, тропари наизусть. И поступил.

Преподаватели в Саратовской семинарии в те годы (конец 50-х) были хорошие, «старинные». Многие стали архиереями: Филарет — экзарх Киевский; митрополит Иоанн (Гренланд); горьковский Владыка Николай, он был у нас инспектором; ивановский Владыка Феодосий.

Владыка Феодосий славился у нас в семинарии как яркий проповедник. Он ранее жил в Чернигове, со старцем Лаврентием, ныне канонизированным. В войну его контузило под Курском. Положили его в гроб, закопали. И в гробу он очнулся и взмолился: «Господи, если Ты оставишь мне жизнь, я посвящу себя Тебе!» А ребятишки собирали в лесу патроны после боя. Краешек портянки торчал из под прибитой крышки гроба, и был виден среди холмика могильного. Дети и потянули за этот краешек. Чудо! Дети позвали стариков, и те его раскопали. Как Лазаря четырехдневного. Закончил он Духовную Академию в Питере. Жена и дети от него отказались.

МНОЖЕСТВО НАРОДА пришли проститься со старцем
МНОЖЕСТВО НАРОДА пришли проститься со старцем

* * *

В Саратовской Семинарии я учился с 1957 по 1960 годы. Учился, с Божией помощью, отлично. Был иподиаконом у митрополита Вениамина (Федченкова). Был доверенным лицом по хозяйству: у нас было пять общежитий. Был помощником эконома.

Потом ректор велел сан принимать. Мои опекуны — отец протоиерей Иоанн (он в Чистополе жил, помогал и материально, и советом) и блаженная Анна Михайловна, прозорливая, как Ксения Блаженная, была — оба умерли в один год. И вопрос с женитьбой я решал один. Жена была певчей церковного хора. Повенчались. Закончил семинарию, и мне назначили приход. В священники рукоположили в Саратове, митрополит Саратовский и Вольский Палладий рукополагал. Это было в 1961 году. Два года служил на приходе в г. Мамадыш.

Вскоре начались семейные несогласия. Тяжёлые. Все старцы: почаевский старец Кукша; отец Сампсон (с ним я знаком был с 1963 г.), отец Тихон Агриков, прозорливый, — благословили разойтись. Сначала в Академию поехал учиться, в Троице-Сергиеву Лавру. Старцы сказали, что по окончании надо оставить жену и поступить в монастырь.

В Лавре учился с 1962 по 1965 год. Был однокурсником Владыки Евсевия. Дипломное сочинение на звание кандидата богословия писал на тему: «Пастырское служение Святителя Ермогена, Патриарха Московского». Его имя получил при монашеском постриге в 1978 году.

* * *

Потом учился в Московской духовной Академии. Профессора, преподававшие в там, были людьми высокой образованности и духовной культуры. Например, протоиерей Константин (Ружицкий). Он после войны до самой своей смерти в 1960 году был ректором Академии. После него ректорами были епископы. Он был профессором, преподавал нравственное богословие. Сделал много выпусков. Это был «старинный человек», родом из Киева. С ним произошла удивительная история в войну.

Кто-то показал немцам, что он, якобы, имеет связь с партизанами. Немцы схватили его, увезли в комендатуру, а оттуда — далеко в лес и оставили там. Он никуда не побежал, а сел на поваленное дерево и стал молиться. А немцы оставили засаду и, если бы он побежал, они убили бы его. Но он молился, предавая жизнь свою в руки Божии. Немцы вернулись, забрали его с этого дерева, вывезли из леса и отпустили.

ВСТРЕЧА с Патриархом
ВСТРЕЧА с Патриархом

* * *

После Академии назначили меня в Эстонию. За это время родные переехали в Печоры, и в летнее время я там отдыхал. Познакомился с отцом Сампсоном и ездил за него хлопотать, так как имел «ход» к Святейшему Алексию I (Симанскому). Келейник Святейшего был отцом нашего классного наставника в Академии, отца Алексия. Святейший и благословил отца Сампсона жить в Москве и помог его устройству там.

В Печорах тогда жили Валаамские старцы: отец Михаил, отец Николай, архимандрит Пимен с Кавказских гор, отец Савва. У наместника Алипия все собрались.

В Пюхтицах я прожил без малого 30 лет, с 1965 по 1992 год. Служили вместе с отцом Петром Серёгиным. Служба была ежедневная. Исповедовали, я — старушек, а он — монашествующих моего возраста. Когда отец Пётр ушёл за штат, я служил один. Был и духовником, и благочинным, имел 12 приходов. Монастырей тогда было мало, и люди ехали к нам в большом количестве. Не было ни одной епархии, которой бы мы не знали через паломников. Пюхтицы — Печоры — Рижская пустынька — Вильнюс (Свято-Духов монастырь) — Киев (Флоровский монастырь) — Одесса (Успенский монастырь) — Троице-Сергиева Лавра. Вот круг, по которому шло движение паломников.

Монастырь принимал зарубежные делегации. Архиереем Эстонским был с 1961 года будущий Святейший Патриарх Алексий II. Он сохранил монастырь и сделал его «показательным». Он меня и постригал, здесь же, в Пюхтицах, 17 марта 1978 года (в день памяти прпмч. Иоасафа Снетогорского). А принимал от пострига отец Иоанн Крестьянкин, который после смерти отца Сампсона стал моим духовником.

Когда стали отделяться прибалтийские республики, то я не захотел жить в чужой стране и принимать их гражданство. Отец Иоанн Крестьянкин и Святейший благословили переехать в Печоры. Я хотел подумать, отдохнуть. Год служил в Варваринской церкви с отцом Евгением, с 1992 по 1993 год. Потом приехал Владыка Евсевий. И на зимнего Серафима Саровского, в 1994 году, он предложил мне перейти в Снетогорский монастырь. (В этот день, по воспоминаниям ин. Арсении, в Снетогорском монастыре было чудо с иконой прп. Серафима — она «оживала»).

ПАСХАЛЬНАЯ служба
ПАСХАЛЬНАЯ служба

Когда ещё был жив старец Кукша, он называл меня архиереем. Отец Сампсон то же говорил. И отец Евгений (Тростин) тоже эти слова сказал, и блаженная Анна Михайловна, и Владыка Зиновий (Тбилиси). Но перед смертью отец Сапмсон сказал, что «за годы службы в монастыре Господь уже другой путь тебе избрал». Характер мой изменился. Я потерял властность почти совершенно, предпочитаю «согрешить в сторону мягкости, чем в сторону строгости».

* * *

Незадолго до смерти, в 1991 году, мама отца Гермогена, тогда уже инокиня Васса, приняла монашеский постриг с именем Магдалина.

Дивны дела Господни: обычно отмоленное дитя становится монахом; но отец батюшки Гермогена, Иван Фёдорович, отмоленное дитя, имел семью. Господь забрал его в войну молодым, тридцатилетним. И вся его семья — и трое детей, и жена — стали монахами!

(Источник: Спасо-Елеазаровский женский монастырь)

| К оглавлению | К предыдущей странице | К следующей странице |

Спаси вас Господи!

Все права на материалы, находящиеся на сайте VZOV.RU, охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, об авторском праве и смежных правах. При любом использовании материалов сайта и сателлитных проектов, гиперссылка (hyperlink) на VZOV.RU обязательна.

Адрес электронной почты редакции газеты: mail@vzov.ru

©VZOV.RU, 2001—2018

Начало   Карта сайта   Контакты   Архив   Наверх