| К оглавлению | К предыдущей странице | К следующей странице |

«Не оставляйте “на потом” творить добро!»


АЛЕКСАНДР ЧИРКОВ ЖИВЁТ В САНКТ-ПЕТЕРБУРГЕ, по образованию он историк, 27 лет прослужил в Армии, ныне офицер запаса. Как он написал в редакцию, в нём «соединилась кровь трёх коренных народов Верхней Волги: русских, верхневолжских карел и вепсов». Александр имеет ряд публикаций. Он считает своей главной задачей сохранение деревенской культуры, языка, самобытности, наследия предков, в настоящее время готовит к выпуску первый сборник стихов.

От души пожелаем автору вдохновения и творческих успехов!

Душа и Совесть


В огонь родного очага — Подкинь дрова, Ему забота дорога, А не слова! Немало в спорах слов сожгли За много лет... Считали — истину нашли, А счастья нет! И сыто телу, и тепло, В Душе — сквозит! И сердце пеплом замело, И совесть спит... Мы вспоминаем о Душе — В последний путь, Когда ничто нельзя уже Назад вернуть! Не оставляйте «на потом» Творить добро! Не трудно это, но зато — Душе тепло...

У костра


Купол родного неба, Звёзды мерцают в ночи, Привкус ржаного хлеба... Не говори, помолчи... Стрельнет костёр искрою, Дым завернёт ветерком... В прошлое двери откроем, Думаем все о былом... Тихо сидим, вспоминаем — Тех, кого с нами нет, Памяти книгу листаем, Радостей наших и бед. Заново заварили, Чай из листвы и травы, Вспомнили всех, не забыли... Вспомнят ли нас, как мы? Шум и веселье стихли, Спели, подняли тост. Деды здесь наши жили... Северный древний погост...

(Погост — куст деревень в северных губерниях, насчитывал иногда несколько десятков поселений, объединённых в один церковный приход).



Вы по-прежнему с нами...


Умываясь росой, в ярком солнце под радугой, Там, где небо в озёрах собою любуется, Средь лесов вековых, как у Бога за пазухой, Есть на свете одна деревенская улица. Год за годом пройдут, унося поколения в вечность, Время тихо течёт, как вода меж родных берегов, Не уйдут никуда и останутся с нами навечно Доброта и сердечность, ум и опыт твоих стариков. Песни ваши, что пели на широких семейных застольях, Нынче редко поём, всей душой растворяясь в словах... Тишина и уют вечеров, деревенских околиц раздолье, И Любовь, и Надежда, и Вера сияли в глазах... Увядают деревни, словно в банке цветы полевые, Поколенья прошли, им на смену другие идут... Мы, на внуков глядя, узнаём ваши лица родные, Словно вы не ушли, вы по-прежнему с нами, вы тут!

Греет солнце по-особому...


Греет солнце по-особому В нашей северной земле, Ненавязчиво, по-доброму, Дарит свет тебе и мне... Словно руки материнские, Гладит голову твою... Деревеньки позабытые Бережёт в родном краю... В деревеньках — увядание Малой Родины моей... Сохраняют нас предания, Стены древние церквей... В покосившейся избушке Веры нашей строгий лик, В тишине, под звук кукушки, Отражает солнца блик. Словно луч из прошлой жизни, От ушедших — нам привет, И завет: «Храни Отчизну!» Ведь другой на свете нет!

Одиночество


Бабушки наши — деревни опора, Часто и сами с клюкой, Благословляя нас, снова и снова Крестят дрожащей рукой... Выдернет город крестьян из деревни, Или снесут на погост... С древней стены развалившейся церкви Скорбно глядит Христос. Кот на крылечке моется лапой, Ждёт долгожданных гостей... Старость подкралась тихою сапой, Все её годы при ней. Есть на дверных косяках зарубки, Выросли дети, в Москве... Взмахом руки провожает попутки, Высохли слёзы в тоске... Силы уходят, всё чаще ложится, Редко уже встаёт, Иль наяву, или сон это снится, Муж, улыбаясь, зовёт... Бабка-подружка постукает в окна, Толкнёт незакрытую дверь... В памяти вечной и в Царстве Небесном Её обитель теперь... Кончен завод, остановлены ходики, Время незримо уйдёт, Жизни прошедшей нелёгкие годики Ветер в трубе отпоёт... Тихо покрестят, и молвят напутствие, Шёпотом треснувших губ... Дом опустевший, словно предчувствие, Родины-матери сруб...


| К оглавлению | К предыдущей странице | К следующей странице |