| К оглавлению | К предыдущей странице | К следующей странице |

Да не будет халтуры перед Богом!


НЕ ТАК ДАВНО МЫ ОТПРАЗДНОВАЛИ ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ ЦЕРКВИ — ТРОИЦУ. НО ЧТО ОНА ДЛЯ НАС?



Другого смысла потребитель не видит


Народ кается в гордости. Спрашиваю:

— А чем гордишься? Профессор, космонавт, архитектор, балерина, проповедник в Африке, миллиардер? С виду простой рязанец.

— Нет. Просто.

— Что значит «просто»? Должен быть предмет гордости. В чём он?

— Ну, просто горжусь

— Ну, хорошо. А чем годишься?

Ну, и так по кругу.

Предмет гордости один — дикая уверенность в том, что ты прав везде, всегда и во всём.

Откуда она?

Это яд первородного греха. Вот он — первородный грех:

— Я — вершина мира!

Вверху я. Чуть ниже дети. Потом муж или жена. Потом родители. Еще ниже Бог. За Богом — родня. За родней работа. Потом кошки и собаки.

Или не так. Вверху деньги. Они выше кошек, матери, мужа и Бога.

А что? Обычное дело. Так все живут. Деньги побеждают и зло, и добро, и вообще всё. В них блаженство.

В IV веке христиане, любящие Бога, бежали из Рима и Константинополя в пустыни, горы, расселины и острова. Они бежали из недр Церкви, в которую пришли потребители.

Наша Церковь сегодня в достаточной мере — это Церковь потребителей. Бог потребителям — директор, а священники и монахи — приказчики в лавке. Бог и его священники на то дались, чтобы у потребителя всё было волшебным образом: и деньги, и дети, и здоровье, пенсия и успех в личной жизни.

И другого смысла в Церкви потребитель не видит. Он же, мелюзга — бог!

Ему Бог должен ноги мыть, а батюшки ублажать.

Профессиональный инструмент подключения к небу


Церковь не СОБЕС, а Бог не командир МЧС и не губернатор. Но люди не умеют видеть духовное начальство вне привычных схем: блат, власть, сила, должность, циркуляр, ЖЭК, участковый врач и милиционер, дефицит, поорать и достать.

Они проецирует модели участкового врача, милиционера и директора местного отделения Сбербанка на Христа, Церковь и священство.

Они требуют сервис. Если Церковь должна быть СОБЕСом, то зачем тогда государство? Если церковь должна быть СОБЕСом, то надо отдать ей бюджет и государство. Если нет, то проект Церковь — СОБЕС — есть глупость.

Во Франции 70-х это уже было. Священники пошли в народ: на заводы, фабрики, в магазины. Они трудились, помогали и... поняли — на «Мерседесе» картошку не копают.

Проект во Франции научил, что занятие душой — то, ради чего Богом создана Церковь. СОБЕС — это государство. Кесарю — кесарево, вкусная еда и приличная пенсия не имеют никакого отношения к блаженству.

Церковь никому ничего не должна. И никто не должен Церкви. Церковь вообще перпендикулярна слову «должен».

Она — профессиональный инструмент подключения к небу, а никак не комбинат ритуальных и евхаристических услуг.

А сервиса нет, не будет и не должно быть.

Хочешь — садись и слушай капитана!


Церковь НИКОМУ НИЧЕГО не должна. И церкви НИКТО НИЧЕГО не должен.

Мы собрались бескорыстно. Когда приходит слово «должен», уходит слово «любить».

Церковь не комбинат бытового обслуживания. Она — корабль спасения.

Хочешь — садись и слушай капитана! Не хочешь — иди себе с Богом, куда знаешь. Не придёшь в церковь, и никто не заплачет. Помрёшь, никто и не заметит. Не потому что равнодушные, а потому что решил, что ты бог, и всю жизнь считал себя богом, правым везде, всегда и во всём. Да кому ты, такой эгоист, нужен?

Ты считаешь себя жемчужиной, которую потерял Бог? Зря.

Христос сказал:

— Много званых, да мало избранных.

«И соберутся пред Ним все народы; и отделит одних от других, как пастырь отделяет овец от козлов».

Никакого сервиса. Никакого СОБЕСа. Никакого поголовного комсомола и профсоюза.

Только ОТДЕЛЕНИЕ и СЕЛЕКЦИЯ. Причём добровольная. Причём вечная. Это не сервис. Это трагедия и суровая реальность.

Кого любит, тому в десять раз больше. Кто не любит, у того и последнее отнимется. Какой тут сервис?!!!

Да не будет халтуры перед Богом!


Священник может заниматься перевязками в поликлинике, копанием огорода в усадьбе пенсионеров, водить хороводы с детьми, если он к этому времени уже устроил души паствы. Если паства приняла в сердце Духа Святого. Если нет, то он — преступник, путающий Божий дар с яичницей. Не для того его нанимала Церковь, чтобы он дурачился с мытьём полов, в ущерб попечению о душах.

Есть и без него кому копать огород, мыть полы и водить хороводы. Не надо, чтобы профессор ездил в колхоз на картошку. Священник для другого. Для того, что без него НИКТО не сделает. А аниматоров и массовиков-затейников и без него найдут.

Всё-таки священник — мистическое лицо, таинственное. Ну, нельзя так уж его на посылки посылать.

Не к тому, что сам священник. Я сам посуду мою, мету полы, и мне в охотку всякий труд. Мне нравится трудная работа. Но, боюсь, Бог скажет:

— Я тебя послал нести Дух, а ты дурачился и играл в ролевые игры, и был у приходских цариц на посылках.

Да не будет халтуры перед Богом!

Священник Константин КАМЫШАНОВ
(Источник: «Православие и мир»)


| К оглавлению | К предыдущей странице | К следующей странице |